Monthly Archives Июнь 2017

In vino veritas

На следующее утро за нами заехал Гиви, и мы отправились на экскурсию по винодельческой провинции Кахетия.

Маршрут оказался круговой и достаточно продолжительный — около 250 километров. Начинался он с преодоления перевала, серпантинная дорога к которому проходила через малозаселенную и очень зеленую местность, местами разбавленную руинами от старых крепостей и дозорных вышек — сразу видно, что когда-то перевал имел важное стратегическое значение. Ну а за перевалом оказываешься в Кахетии; поселок на поселке и виноградник на винограднике. Здесь и начинается самое интересное.
А игры майнкрафт онлайн не интересуют вас? Мне кажется это очень интересный вариант, который заинтересует многих.
Первая остановка — летняя резиденция князя Александра Чавчавадзе. Это здоровенный особняк, окруженный множеством аллей и садов, а ведет к нему усаженная кипарисами дорога. Здесь нас особенно поразили пробковые деревья и клены в два-три обхвата. Кстати, сам княжеский род не прерван — удаленным управлением имения родственника Грибоедова занимается праправнучка князя Александра, живущая в Америке.
Далее мы проехали через город Телави (вспоминаем «Мимино»), где задержались лишь для того, чтобы закупить специи и продукты. Подошло также время задуматься о вопросах дегустации и пополнения наших винных запасов. Гиви предложил заехать к его родственнику — дяде жены. Тот оказался весьма приятным дедушкой лет хорошо за 70. На вопрос о возможности прикупить у него вина, он смущенно ответил, что на продажу его не держит — семья маленькая, поэтому заготавливает для себя совсем чуть-чуть -литров 400-500 с урожая. И сейчас осталось мало — до следующего сбора едва бы продер жаться Тем не менее 16 литров замечательного домашнего саперави и литр чачи он нам уступил. А также вкратце ознакомил с азами виноделия и объяснил, почему чача должна быть чуть крепче 45 и не дотягивать до 55 оборотов.

После гивиного дяди мы посетили очередную старинную церковь и перекусили грузинским шашлыком. Шашлык, нужно отметить, в Грузии не ахти. Чего нельзя сказать о дорогах, которые даже в той местности, где, казалось бы, и ездить особо некому, поражают наличием свежего асфальта. Короне, немцы и прочие нервно курят в углу.

Следующим приключением стала «разводка» Гиви в женском монастыре святой Нино. После того, как мы осмотрели монастырскую церковь, Гиви намекнул, что ниже («вон там, где ступеньки вниз уходят») есть очень красивый святой источник, который грех не посетить. То, что спуск, а, следовательно, и последующий подъем — это почти тысяча крутых ступенек, он не уточнил. В общем, наш вид, когда мы вернулись взмокшими и отнюдь не из-за святых источников, Гиви явно повеселил.

Read More

Две столицы

Прилетев в Тбилиси, мы сразу же ощутили непередаваемый грузинский колорит, когда поселились в гостинице Давида и Кэтти. Она заслуживает отдельного упоминания, как, собственно, и их владельцы. Когда-то двое приветливых ребят выкупили в «старом городе» развалюху (а так фактически выглядит весь этот район), находившуюся в пяти минутах ходьбы от исторического центра и с видом на памятник царице Тамаре. В итоге получился приличный отельчик с грузинской спецификой. Ведь жизнь тбилисцев кардинально отличается от нашей — во главе угла стоит общение, общение и еще раз общение. В первую очередь с соседями. Вот и в гостинице с утра до вечера ее гости сидели с Кэтти в холле или с Давидом на летней веранде. А первое, что мы услышали от Давида, помогавшего затащить наши шмотки по винтовой лестнице на самый верхний этаж, было приглашение выпить домашнего вина. Отказаться мы, конечно, не могли. Вот так, в небольшой компании {к нам присоединилась парочка из Украины), с бокалом великолепного вина началось наше пребывание на грузинской земле.

В тот же день мы решили прогуляться по Тбилиси. Нам сопутствовала удача — отойдя буквально пару кварталов от гостиницы, мы познакомились с Гиви, местным экскурсоводом. Путешествие началось с памятника героям фильма «Мимино», далее последовали храм «Святой Троицы» (новострой, но грандиозный и весьма красивый), старейшая городская церковь «Мехе-ти», проспект Руставели и гора с памятником царице Тамаре и крепостью «Нарикала».

Время позволяло — и в этот же день мы совершили марш-бросок в древнюю столицу Грузии — Мцхету, находящуюся в 30 километрах от Тбилиси. Поездка началась с посещения расположенной на горе церкви «Дживари» (в переводе с грузинского — «крест»), откуда открывается шикарный вид на сам город, выросший у слияния рек Мтква-ри (грузинское название реки Куры) и Арагви. В Мцхете осмотрели обнесенный крепостной стеной кафедральный собор Светицховели и зашли на прилегающий базарчик, где продаются сувениры, специи и вина. На обратном пути впечатлила очередная ГЭС постройки конца 40-х — начала 50-х годов. Во времена Сталина инфраструктура здесь росла как на дрожжах.

Вечером, по возвращению, мы вновь пробежались по центру Тбилиси, перекусили сочным куском мяса с тремя барабульками, полюбовались мостом «Мира», поющими фонтанами, а перед сном грядущим послушали рок в баре Konka Station.

Read More

Рубеж знаменательный

19 мая исполняется 18 лет Казахстанской туристской ассоциации. Рубеж знаменательный: у большинства народов именно этот возраст считается рубежом, когда человек становится совершеннолетним. Надо сказать, что родившийся в самом конце XX века ребенок по имени КТА оказался на редкость талантливым и трудолюбивым, соединяя черты акселерата и вундеркинда. Очень быстро стало понятно: в республике появилась структура, которая сможет объединить разрозненных до этого участников казахстанского рынка индустрии туризма и гостеприимства, выразить их чаяния, стать их квалифицированным защитником, сформулировать первоочередные проблемы и предложить пути их решения, а также выработать долгосрочную стратегию развития туристской отрасли в нашей стране.
Друзья пора уже планировать свой отдых этим летом, всё таки отдохнуть надо. Меня например заинтересовали а Цены на отдых в гостиницу Жемчужина Сочи, по отзывам гостиница действительно отличная и не дорогая.
И сколько же новых идей, инициатив, свершений сразу появилось на свет. Чего только стоит организация ежегодных олимпиад по определению лучших специалистов индустрии туризма республики, популярность которых с каждым разом набирает обороты. А разработка и проведение новых увлекательных экскурсий в рамках учебнометодического проекта для туристских компаний: от посещения высокогорной пасеки до сплава на плоту к буддийским святыням. Даже, казалось бы, такая простая и напрашивающаяся вещь, как выпуск электронного еженедельного издания, оперативно аккумулирующего все новости туристического рынка, никому раньше в голову не пришла. А сейчас без «Вестника КТА и КАГиР» в нашем деле как без рук.

И здесь мы переходим к старой как мир проблеме, по поводу которой в прошлом веке ломались копья и полыхали нешуточные страсти, — роли личности в истории. Вряд ли бы КТА заслужила такой авторитет, став по сути брендом, если бы с самого начала на капитанский мостик не встала Рашида Рашидовна Шайкенова. Как и подобает опытному капитану, она неустанно воспитывала и направляла свою команду, учила за текущей суетой видеть горизонты, показывала своим примером, что такое быть настоящим профессионалом. Могла быть требовательной и когда надо жесткой, потому что была неравнодушной и мудрой. Именно благодаря ее усилиям сегодня Казахстанская туристская ассоциация представляет собой коллектив единомышленников и высоких профессионалов -таких как Шакира, Клара, Алина, Татьяна, Наталья Михайловна, Зайтуна Тох-таровна, Алена и многие другие.

И потому сегодняшний именинник -это еще и образец эффективного решения кадровой проблемы, столь актуальной для нашей республики.

Ну а пока корабль с гордым названием — КТА — отправляется в дальнее плавание навстречу бескрайним океанским просторам. Редакция журнала «Мир путешествий» желает всей его команде во главе с капитаном семь футов под килем, попутного ветра и множества удивительных открытий на всем протяжении пути. Ну а мы всегда будем вашими верными друзьями и благодарными летописцами,

Read More

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД СПЕЛЕОЛОГИ СО СТАЖЕМ, ПИТЕР И ЗНН БОСТЕД НАРЕЗАЛИ НА МАШИНЕ КРУГИ ПО РОДНОМУ ГОРОДКУ ХАВАЙИАН-ОУШЕН-ВЬЮ, РАСПОЛОЖЕННОМУ КАК СЛЕДУЕТ ИЗ ЕГО НАЗВАНИЯ, НА ОСТРОВЕ ГАВАЙИ, КОГДА ЭНН ЗАМЕТИЛА ЯМУ У ДОРОГИ.
Отверстие было не больше метра шириной, но любопытные супруги поспешили остановить машину и попытались проникнуть в «нору».

«У нас было несколько свободных часов, -рассказывал мне позже Питер. — Мы начали исследовать пещеру и наткнулись на боковой проход, причем очень запутанный». Уже дома Питер отметил рика (по-гавайски — вход в пещеру) на цифровой карте, чтобы позже, заручившись разрешением собственников участка, вернуться и посмотреть, куда он ведет.

Со стороны Хавайиан-Оушен-Вью кажется этаким лоскутным одеялом: простеганное крест-накрест пересекающимися улицами, оно свисает с одной стороны вулкана Мауна-Лоа. Здесь, на территории в 264 квадратных километра (сопоставимо с площадью Иркутска или Оренбурга — примечание российской редакции) проживает лишь 4,5 тысячи человек. Вы можете подумать: только патологический оптимист решился бы построить дом на запекшемся склоне действующего вулкана, но за два последних десятилетия Оушен-Вью стал пристанищем для спелеологов из разных стран мира. Они съезжаются сюда, чтобы изучать и проводить топографическую съемку сети лавовых пещер Кипука-Канохина, протянувшейся под городком на глубине от 5 до 25 метров.

Пещера может образоваться либо быстро, либо медленно. На то, чтобы появились многие из самых известных пещер — Карлсбадские и Лечугилья в Нью-Мексико, Мамонтова в Кентукки, — природе потребовались миллионы лет. Работа была кропотливой: воды сочились и пробивали себе дорогу, растворяя известняк.

Напротив, вулканические пещеры, или лавовые трубки, образовались, по геологическим меркам, за мгновения — за год-два, а иногда и вовсе за считанные недели: извержением лавы из недр Земли.

Большинство гавайских лавовых трубок сформированы слабовязкой, «быстрой» лавой, которую гавайцы, а вслед за ними и геологи называют пахоэхоэ. Излившаяся лава охлаждается, и на ее поверхности образуется тонкая, гладкая, слегка волнистая корка. Под этой коркой лава продолжает течь, расплавляя горные породы и прожигая подземные тоннели. Сквозь тоннели, полностью изолированная от воздуха, она может беспрепятственно изливаться на многие километры; когда извержение затухает, по каналам какое-то время еще стекают остатки расплава — в итоге получается циклоническая система трубок, напоминающая творение сумасшедшего водопроводчика.

Пожалуй, нет на Земле другого места, где было бы так же много лавовых труб, как на Гавайях, и, наверное, ни один другой город не обладает столь благодатной почвой для их исследования, как Оушен-Вью.

Read More

СЕЙЧАС НА ГАЛАПАГОССКИХ ОСТРОВАХ

СЕЙЧАС НА ГАЛАПАГОССКИХ ОСТРОВАХ обитают более 1430 «чужаков», включая восемь сотен растений. Большинство не представляют проблемы, но инвазивные виды считаются едва ли не главной угрозой для природы Галапагосов и являются одной из причин, по которой в 2007 году ЮНЕСКО внесла острова в список Всемирного наследия, находящегося под угрозой.

Йегер указывает на хинные деревья, один из ста главных «захватчиков» на суше. В самой высокой точке острова Санта-Крус они затемняют и подавляют аборигенные виды и нарушают структуру растительной экосистемы, что наносит вред птицам-эндемикам, таким как удивительный галапагосский тайфунник (а удивителен он тем, что, для того чтобы отложить яйца, роет нору глубиной почти два метра).

Идя дальше, Йегер замечает инвазивную майсурскую малину. Заросли скалезии стали домом для целых сообществ орхидей, мхов, птиц, проникла сюда и малина. На острове Санта-Крус уцелел лишь процент «гостеприимных» зарослей: сорок лет назад они были вырублены для нужд сельского хозяйства (сейчас на вырубку введен запрет). На тех уцелевших участках, куда добралась малина, она полностью покрыла землю, не давая вырасти молодым деревьям. Если со временем здесь будет выпадать больше осадков, это может пойти на пользу всей растительности. «Однако инвазивные виды, скорее всего, разрастутся сильнее других», — предупреждает Йегер.

Read More

Спустившись ближе

МАРТОВСКИМ ДНЕМ 2016 ГОДА мы с экологом Фреди Кабрерой, участником Экологической программы по изучению миграции слоновых черепах, шагаем по тенистому горному лесу на Санта-Крус, самом населенном — здесь проживают 15 тысяч человек — острове архипелага. Bor впереди виднеется валун; оказывается, это черепаха: она издает не то слабый писк, не то шипение и втягивает голову. Вскоре нам попадается еще «валун», и еще один. Похоже, слоновые черепахи здесь повсюду.

Спустившись ближе к засушливой низменности, Кабрера сходит с тропинки, отодвигает странноватую проволочную решетку и начинает копать. На глубине 25 сантиметров он находит яйцо, напоминающее бильярдный шар. «Треснуло», — бросает Фреди. Кабрера постепенно выкапывает и остальные. Решетки для защиты от хищников оказалось недостаточно, чтобы уберечь яйца. «Шесть из восьми раскололись. Неудивительно, после таких дождей», -констатирует Кабрера.

Не меньшую проблему представляет и температура. Стивен Блейк, руководитель программы, объясняет, что в случае со многими рептилиями существует закономерность: «Если яйцо находится в относительно прохладной среде, то детеныш, скорее всего, окажется мужского пола, а если в теплой — женского. Коль скоро из-за климатических изменений песок в целом станет теплее, может случиться так, что самок будет рождаться намного больше, чем самцов».

Но вернемся к олушам. Не пытаться защитить этих и многих других представителей флоры и фауны Галапагосских островов означало бы зарезать курицу (или, в данном случае, олушу), которая несет золотые яйца. Ведь, согласно «прогнозу уязвимости», составленному в 2011 году Международным обществом сохранения природы и Всемирным фондом дикой природы, из-за климатических изменений рискуют
пострадать слоновые и морские черепахи, морские и сухопутные игуаны (конолофы), пингвины, голубоногие олуши и морские львы — все семь видов, на которые в первую очередь приезжают посмотреть туристы.

.. .Очередным жарким утром на высоте около боо метров над уровнем моря Хайнке Йегер ведет группу туристов к зарослям скалезий. Экскурсанты ничего необычного не замечают, но Йегер в ужасе от огромного урона, нанесенного лесу. Хайнке — специалист по реставрационной экологии фонда Чарлза Дарвина; она следит за судьбой инвазивных растений и животных. А следить есть за чем. С открытия островов в 1535 году сюда попали многие чужеродные виды: некоторых люди привозили намеренно, другие, такие как грызуны, насекомые и сорняки, попали сюда случайно.

Read More

Экосистема

Экосистема Галапагосских островов, возможно, одна из самых здоровых тропических морских экосистем в мире. Колонии кораллов полны жизни. «Они как заросли кустарника на суше»,- объясняет Уитмен, но вместо птиц здесь в симбиозе живут крабы, морские улитки да рыбы.

Одна из причин фантастического биоразнообразия на Галапагосах (к примеру, здесь на одном пляже могут соседствовать пингвины и фламинго) — это четыре основных тихоокеанских течения разной температуры, омывающих острова. Глубокое и холодное течение Кромвелла протяженностью около 13 тысяч километров пересекает Тихий океан, встречает на своем пути Галапагосские острова и, закручиваясь, устремляется вверх, поднимая с глубин вещества, питающие фитопланктон — который, в свою очередь, питает всю остальную пищевую цепь. От этого своеобразного конвейера зависит вся жизнь экосистемы.
Во время Эль-Ниньо пассатные ветра ослабевают. Это замедляет подъем с глубины холодной воды и питательных веществ, а теплые водные массы западного Тихого океана достигают Галапагосских островов. Конвейер на грани остановки. Для морских обитателей это катастрофа: одни перестают размножаться, другие и вовсе гибнут от голода.

Отдельные популяции до сих пор не оправились после мощнейшего Эль-Ниньо 1982-1983 годов — так, например, почти исчезла рыба абудефдуф. А между тем на суше ситуация зачастую прямо противоположная: на засушливые острова Эль-Ниньо оказывает благотворное влияние, вызывая обильные дожди. При Ла-Нинье все наоборот. Морская жизнь процветает, а для «сухопутных» обитателей наступают тяжелые времена.

За все то время, пока Уитмен наблюдает Галапагосы, они пережили три крупных Эль-Ниньо. В 2016 году из-за повышения температуры воды стало меньше водорослей, которыми питаются морские игуаны. Джон Уитмен пытается понять: если температура океана повышается, а мощные Эль-Ниньо происходят все чаще, означает ли это, что в тяжелые времена морские обитатели понесут такой ущерб, от которого уже не смогут восстановиться в благоприятный период?

После погружения, словно в подтверждение своих слов, Уитмен показывает мне снимок кораллового рифа на дне: «Вообще-то, он должен быть розовым». Увы, изображение скорее напоминает неровно уложенный слой бетона. Коралловые водоросли, главный строительный материал для рифа и основа всей экосистемы, пропали. Почему? Уитмен полагает, что потепление воды, вызванное последним Эль-Ниньо, ускорило метаболизм морских ежей, которые питаются этими водорослями, и в некоторых местах они подчистую уничтожили жизненно важный поверхностный слой.
В то же время такие рыбы, как черно-полосатая салема и кабинца, поедающие планктон и служащие пищей для крупных хищников -акул и морских львов, когда-то водились здесь в изобилии, но, по словам аспиранта Уитмена Роберта Лэма, после недавнего сильного Эль-Ниньо стали встречаться крайне редко. Множество факторов уже вызывают в пищевой цепи Галапагосских островов изменения, к которым сложно адаптироваться некоторым животным.

Так, с 1997 года популяция голубоногих олуш сократилась почти вдвое. Ученые полагают, что знают причину: примерно тогда же в районе островов уменьшилась численность сардин, которые входят в рацион некоторых хищных видов. Почему так произошло, неизвестно.

Олуши вынуждены были охотиться на менее питательных летучих рыб, которых к тому же сложнее поймать. А когда голубоногие олуши недоедают, они зачастую перестают заботиться о птенцах.

Read More

У этих живоисных островов шумят волны

У этих живоисных островов шумят волны, здесь извергается лава и обитают диковинные животные. «Они в равной мере не принадлежат ни волку, ни человеку, — писал о Галапагосских островах в XIX веке автор легендарного “Моби Дика” Герман Мелвилл. — Единственный звук, который издает там жизнь, — это шипение».

Китобои бросали черепах, издающих этот шипящий звук, в трюмы, для пополнения провианта, запасались питьевой воды и более на островах не задерживались. Они были правы, находя Галапагосы «странными»: от побережья Южной Америки их отделяет около тысячи километров, и природа здесь развивалась по своим законам. Из животных, попавших на острова с континента, выжили немногие — те виды, которые смогли здесь адаптироваться. Остальные погибли, Сейчас, когда происходит всемирное потепление, Уитмен и другие исследователи пытаются понять, какое будущее уготовано Галапагосам. Пожалуй, на Земле нет другого района, где круговорот жизни настолько бы зависел от таких климатических явлений, как Эль-Ниньо и Ла-Нинья. При них изменения температуры, количества осадков и океанских течений существенно влияют на погоду и наличие пищи — для обитателей океана и суши. Ученые предсказывают, что из-за изменений климата Эль-Ниньо будут приносить с собой обильные осадки раз в десять, а не в двадцать лет, как прежде.

Согласно прогнозам физика Национального управления океанических и атмосферных исследований (США) Эндрю Уиттенберга, Тихий океан у экватора станет нагреваться немного быстрее, чем в остальной тропической зоне. Уровень моря тоже, скорее всего, поднимется: по некоторым подсчетам, на 55-76 сантиметров к 200 году. Кроме того, ученые опасаются, что потепление воды в более прохладный сезон может уменьшить образование плотного тумана гаруа, окутывающего покрытые густыми лесами возвышенности Галапагосских островов вот уже 48 тысяч лет. Если это произойдет, растения, зависящие от влаги, которую приносит с собой туман, окажутся в опасности. Но и это еще не все напасти: регион считается местом особенно активного закисления океана (Мировой океан поглощает углекислый газ), из-за чего происходит разъедание карбонатного скелета кораллов и моллюсков, что, в свою очередь, способно разрушить океанические пищевые цепи.

Уитмен и его команда предсказывают: из-за аномально высоких температур воды, обусловленных Эль-Ниньо, обесцвечивание кораллов вокруг островов усилится.
Следовательно, у зависящих от них рыб и других морских обитателей будет меньше шансов найти «стол и дом». А когда биоразнообразие экосистемы беднеет, она уже не так хорошо адаптируется к резким переменам.

До сих пор флоре и фауне Галапагосских островов удавалось поддерживать хрупкое равновесие. Но, похоже, удары обрушиваются слишком часто и с разных сторон — шансов приспособиться у природы все меньше.

Бросив якорь в живописной бухте, Уитмен натягивает старый водолазный костюм. Он, а за ним команда из трех водолазов ныряют на дно. Один из них, держа в руках планшет для записей под водой, ищет в расселинах и ведет учет морских ежей. Уитмен плывет у самого дна, методично ведя съемку.

Последние 18 лет Джон дважды в год совершает такие погружения, изучая взаимодействие сообществ организмов, обитающих на дне,- губок, кораллов, усоногих раков, рыб.

Read More

ГАЛАПАГОСЫ

ГАЛАПАГОСЫ — ЭТО ГРУППА ИЗ 13 КРУПНЫХ ОСТРОВОВ, вошедших в историю благодаря Чарлзу Дарвину. Прибыв сюда в 1835 году, он начал вести наблюдения, которые впоследствии открыли ему — а он всем нам, — как развивалась жизнь на Земле. По словам биолога-эволюцио-ниста Эрнста Майра, книга Дарвина «Происхождение видов» оказала решающее влияние «практически на всю систему мировоззрения современного человека».

Сегодня Галапагосы, несмотря на свою «уединенность», как и многие другие территории, испытывают воздействие происходящих на планете климатических изменений. В зоне риска такие прославившие эти острова представители животного мира, как слоновые черепахи, галапагосские вьюрки, насканские и голубоногие олуши и морские игуаны. Знаменитая экосистема, подарившая миру теорию естественного отбора, может преподать нам еще один урок: показать, что ждет в будущем другие районы Земли. Прежде Галапагосы называли Лас-Энкантадас — «очарованные».

Read More

Джон Уитмен

Джон Уитмен проверяет кислородный манометр, поправляет ласты и ныряет в воды Тихого океана неподалеку от Бигля, одного из сотни с лишним островов, скал и рифов, формирующих Галапагосский архипелаг — провинцию Эквадора, расположенную по обе стороны от экватора.

На рифе, словно вырастающем из водяных брызг, голубоногие олуши перебирают лапками -точь-в-точь неловкие подростки на школьном балу. Чуть ниже что-то не могут поделить два галапагосских морских льва. Почти двести лет назад такую же картину мог наблюдать Чарлз Дарвин. Кажется, над всеми этими созданиями, отлично приспособившимися к жизни на суровых островах, время не властно.

Неожиданно Уитмен всплывает. «Началось», -говорит он мрачно.

Джон хватает с лодки видеокамеру и снова ныряет. Я погружаюсь следом. На глубине пяти метров Уитмен указывает мне на ярусы дольчатого порита. Обычно насыщенного зеленого цвета, сейчас они белеют в окружении нежнорозовых и травянисто-зеленых кораллов других видов. Происходит обесцвечивание, реакция на слишком высокую температуру воды. Увы, скоро эти кораллы погибнут. В таких местах, как остров Бигль, Уитмен и его команда ищут тревожные признаки необратимых изменений. Отмечая температуру воды, специалисты отслеживают состояние экосистемы морского дна. В 2016 году под влиянием Эль-Ниньо, самого необычного климатического феномена, отмечаемого в регионе в последние ю лет, температура воды в зонах наблюдения достигла максимума в 31 градус, то есть была более чем на два градуса выше нормы. Уитмен опасается, что эти обесцвеченные кораллы — только начало, и в ближайшие годы стоит ожидать проблем куда более масштабных. А ему стоит верить: Джон уже 40 лет занимается исследованием прибрежных экосистем от острова Пасхи до залива Мэн, и Галапагосы давно в фокусе внимания команды.

Read More