Для него, как и для многих вулканологов


В воздухе над лавовым потоком: сверху кажется, что лава делит землю пополам. В салоне становится нестерпимо жарко, вертолет болтает в воздухе. После аэрофотосъемки вулканологи, скорее всего, решат разбить палатки прямо на краю лавового потока. Важно взять образцы лавы и пепла: по ним можно понять, насколько длительным и опасным будет извержение. Извержения вулканов на Камчатке— не редкость. Из тридцати активных вулканов каждый год действуют от трех до семи. Заместитель директора по научной работе Института вулканологии и сейсмологии Дальневосточного отделения РАН Сергей Самойленко объясняет, что Камчатка — одно из немногих мест в мире с тройным сочленением тектонических плит — Тихоокеанской, Североамериканской и Евроазиатской. «Тихоокеанская плита двигается очень быстро, на восемь-девять сантиметров в год, и это приводит к большой вулканической активности», — говорит Самойленко.

Для него, как и для многих вулканологов, Камчатка—что-то вроде лаборатории, ще представлены практически все виды вулканов, имеющихся в мире, за исключением совсем редких. Самый известный камчатский вулкан—Ключевский. «За шесть с половиной — семь тысяч лет Ключевский смог вырасти до самого большого вулкана Евразии!» — с гордостью в голосе говорит Самойленко. Вулканы на Камчатке то засыпают все вокруг пеплом, который потом выпадает в городах и поселках, то выплевывают огромные облака дыма, то извергают лаву. Пожалуй, они здесь — главные ньюсмейкеры.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>