И вот я хожу по этому замечательному колледжу


ДИЛИЖАН — ЭТО КУРОРТ и, что важно, северная Армения. То есть из Еревана ты выезжаешь по пейзажу типа «всех-то цветов мне остались лишь сурик да хриплая охра», — но после тоннеля попадаешь во влажную нежную древесную негу, в которой утонул самый прекрасный из виденных мной монастырей — Агарцин.

В этой заповедной зеленой неге живет город Дилижан, влача за собой судьбу советского курорта, у которого вся слава позади, впереди — неизвестность, а в настоящем — безработица в 16 процентов. И вот представьте, что вы — дили-жанец, и у вас на глазах начинают строить невероятную международную школу, колледж с преподаванием на английском, с бассейнами и лабораториями, со всем мыслимым и немыслимым, колледж пред-бакалавриата международной сети UWC, выпускник которого с ходу поступает в любой Гарвард.

И представьте, что в школе учатся всего двести человек со всего мира, но ни одного из Дилижана. Это не значит, что путь закрыт. Это значит, что система UWC не знает, что такое местный и неместный. Она отбирает лучших со всего мира — и перераспределяет их тоже по всему миру.

А теперь представьте чувства вросшего в местную почву Рубика.

И вот я хожу по этому замечательному колледжу, по стеклянным мостикам и балконам — все очень тонкой и хорошо вписанной в местность архитектуры — и слушаю попеременно два рассказа.
Первый от студентки, девочки из Ленинградской области, которая говорит, что английский язык для студентов — не проблема, потому что даже те, кто знают плохо, вскоре заговорят бегло. А проблемой для нее было то, что она весь первый год учебы ждала подвоха. Ее приучили, что бесплатный сыр только в мышеловках. А здесь она не платит ничего, и от нее не требуют взамен тоже ничего, кроме учебы. Это как тебе подарили земной шар — просто потому, что решили доверить.

Второй рассказ — от ребят из ШеА, которые ищут, как объединить жизнь колледжа и Дилижана. И я невольно втягиваюсь в поиск, рассказывая им об идее ресторанного дня в Финляндии. Это коща любой финн раз в три месяца может безо всяких налогов и регистраций открыть у себя под окнами ресторан. А люди из ШеА записывают и говорят: о, здорово! Надо будет попробовать. И я вдруг чувствую, что я тоже немножечко зарубежный армянин. Потому что армянин — это тот, кто меняет свою страну. Во всяком случае, армянин новой Армении.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>