Лагерь пастухов


Дел у него невпроворот. Он фотографирует все растения, чтобы затем установить их видовую принадлежность. Развешивает в зарослях микрофоны для записи птиц и выкладывает их трели в интернет, чтобы орнитологи помогли ему опознать пернатых по голосу. Даже у выловленной рыбы Эбишер всегда измеряет длину тела и плавников, прежде чем отправить ее на гриль.

Мы уже несколько месяцев находимся вдали от цивилизации. И все равно каждый день натыкаемся на следы человека. Дорог и деревень в Шинко, может, и нет. Но люди точно есть. Вот и сегодня вдруг задрожала земля, и мы увидели, как на нас надвигаются сотни коров с двухметровыми рогами. Заметив нас, стадо обращается в бегство, поднимая клубы пыли. Вдогонку за коровами бегут шестеро мужчин — кочующие пастухи из Судана.

Лагерь пастухов караулит молодая женщина, к которой жмутся шестеро детей. Между деревьями натянуты два тента. На земле валяются котелки и чайные чашки. Повсюду пятна кострищ. Вялится мясо коровьей антилопы конго ни. Под навесом — веревки из кожи водяных козлов и буйволов. Рядом сложены рога западной канны.
Мы замечаем автоматы, прикрытые циновкой. «Из них они стреляют по диким животным. Суданские пастухи приходят сюда, потому что уже опустошили собственную землю», — не скрывает раздражения Эбишер. «Нет, они бегут из-за изменения климата. Им просто хочется выжить», — возражает ему Хикиш.

Каждый год в период засухи, которая длится с ноября по апрель, странствующие пастухи перегоняют своих коров из Судана в Шинко. Коровьи стада выедают саванны подчистую, заражают диких животных разными болезнями. А сами пастухи травят львов и гиен, убивают антилоп и буйволов. Из Судана сюда периодически вторгаются и браконьеры, охотящиеся за слоновой костью, а из Уганды — боевики «Господней армии сопротивления», которые запасаются в местных лесах провизией. Охранять Шинко некому. ЦАР — одна из беднейших стран в мире. Доход на душу населения не превышает 300 евро в год. Власти беспомощны, местная армия — пародия на вооруженные силы. Только «голубые каски» ООН помогают кое-как обеспечивать безопасность в столице Банги. А Шинко от нее в полуты-сяче километров. Как вообще в такой ситуации можно обеспечить охрану природы? «Один способ может сработать», — уверяет Хикиш.

Шинко, центральный офис CAWA, полшестого утра. Солнце еще не взошло. Но первые 25 кандидатов в отряд егерей уже совершают короткую пробежку. Отжимаются, маршируют, поют, проходят боевую подготовку. Правда, пока у них толстые палки вместо автоматов. Настоящее оружие хранится в сейфе на таможне в Банги. Все претенденты знают — для них это шанс на безбедную жизнь.

«У егерей гарантированный заработок, — говорит Хикиш. — Огромный по местным меркам: 200 евро в месяц». В здешнем хаосе такая служба может стать первым шагом к порядку. «Для нас охрана природы — это еще и шанс принести стабильность в регион, ще царит безвластие», — говорит Хикиш. В 2013 году он и Эбишер совместно с охотничьим турагентством CAWA запустили «Проект Шинко». Первый этап — создание природоохранной зоны на всей территории, арендуемой агентством. А это более 5700 квадратных километров.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>