ТЕМНЫЙ ЛЕС

Все эти проекты кажутся пока гостями из будущего, но, оказывается, существует сейсмозащита, которая уже неоднократно была реализована на практике. Так, довольно эффективным антисейсмическим метаматериалом может быть обычная лесопосадка. Ученые из Имперского колледжа Лондона и Университета Марселя недавно показали, что стволы деревьев могут выступать в роли антенн, создающих запрещенную зону для поверхностных колебаний некоторой частоты. Это легко представить, если вспомнить, что поверхностные сейсмические волны (волны Рэлея) представляют собой колебания почвы, происходящие по оси верх-низ. Поэтому деревья, которые тяжелыми, регулярно расположенными стволами давят на почву, влияют на распространение таких волн. Лесопосадка может не только ослаблять движение волн, но и выступать в роли их отражателя. Достаточно расположить деревья так, чтобы их высота плавно изменялась, и проходящая по поверхности волна отразится вглубь земли. Этот подход пока был испытан лишь в паре экспериментов, но сама по себе идея «зеленой» сейсмозащиты кажется исключительно удачной. Даже если землетрясения не случится, жителям защищенного города будет где устраивать прогулки на свежем воздухе.

Read More

ЭФФЕКТ БАБОЧКИ

Львиная доля ущерба, который наносят землетрясения, объясняется действием поверхностных волн, но глубинные колебания также играют свою роль. И поскольку описанный выше подход способен повлиять лишь на поверхностные волны, ученые продолжают искать более универсальные методы сейсмозащиты. Одно из самых оригинальных устройств — погруженные в почву резонаторы массы. Речь идет о том, чтобы закопать под защищаемый объект (например. атомную станцию] сотни тяжелых грузов, соединенных друг с другом пружинами. Одиночный элемент такой системы выступает в роли механического маятника, а вся система становится сейсмическим метаматериалом, способным блокировать прохождение колебаний определенной частоты.
А https://eu-hungary.com/ не интересует вас? Я думаю, это очень интересная информация.
Конкретная реализация такого фантастического «плаща» может быть разной. В одной работе, например, ученые предлагают использовать в роли маятников стальные шары диаметром 75 см, в другой — цилиндрические конструкции из бетона, резины и стали. Но даже такая масштабная система не лишена недостатков. Дело в том, что степень защиты, которую она дает, зависит отточности подбора резонансной частоты, и чем эта точность выше, тем уже полоса частот, на которые она действует. Так что полностью защитить здание от землетрясения таким способом, увы, не получится.

Другой подход, который имеет несколько иную физическую природу, основан на использовании ауксетиков. Это материалы, которые обладают очень необычным свойством — при растяжении вдоль одной оси они также расширяются и в перпендикулярном направлении. В природе такие материалы встречаются очень редко, но их можно создать, используя, например, стальные конструкции-бабочки. Расчеты показывают, что система закопанных под фундамент стальных «бабочек», выполненных из метрового профиля и имеющих размах около 10 м. позволяет в разы снизить действие сейсмических волн на здание. Причем в отличие от системы резонаторов массы действует такая защита на колебания самой разной частоты, вплоть до самых длинноволновых.

Read More

Началось все с торговцев из Индии

Началось все с торговцев из Индии и с Ближнего Востока, затем на долгое время здесь обосновались голландцы, после обретения независимости остров заполонили хиппи и серферы из Австралии, а теперь нет отбоя от туристов со всего света. Инфраструктура острова не справляется с таким потоком — хотя бы потому, что на острове нет канализации и переработки мусора: все отходы сливаются в море, а мусор заполонил все пляжи. Туристов не
останавливает даже постоянная угроза извержения вулкана Агунг в восточной части Бали, который проснулся в ноябре 2017 года. В прошлый раз он извергался 55 лет назад, в 1963 году. Тогда погибло больше тысячи человек.

Из-за большого количества мусора в океане у берегов Бали правительство объявило чрезвычайную ситуацию. Положение может быть даже более серьезным, чем с вулканом. И дело не только в эстетике. Мусор сначала забивает ливневые стоки, что грозит наводнением в сезон дождей с декабря
по март, затем попадает в океан и покрывает пляжи. Морские животные и птицы гибнут, подавившись пластиковыми отходами или запутавшись в них, а рыбы, проглотившие микроскопические частицы пластика, становятся ядовитыми, в том числе для людей.

По программе ООН «Чистые моря» Индонезия, включая Бали, еще год назад согласилась к 2025 году сократить на 70 процентов количество мусора в океане. Первый логичный шаг — отказ от бесплатных пластиковых пакетов.

Read More

Это не рай

И в наши дни слова «насилие» или «бунт» крайне редко употребляются в местных газетах. «Если между общинами разгорается конфликт, то пресса преподносит это как проявление «традиционных противоречий», — поясняет Дегунг Сантикарма. И большинство балийцев принимают такую «лакировку действительности», чтобы не лишиться туристов.

Впрочем, все эти попытки пустить пыль в глаза Западу сегодня уже мало кого впечатляют. «Миф Бали» доказал свою несостоятельность. В том числе и благодаря таким журналам, как «Тайм», который в 2011 году опубликовал статью «Отпуск в аду. Реальные беды Бали». Внесли свою лепту и социальные сети, где группы экспатов ностальгируют по золотому веку: Бали мог бы считаться «потерянным раем», если бы не переизбыток отелей, загрязнение и автомобильные пробки.

«Это не рай потерян, а иностранцы затерялись в раю, — отвечает на нападки ландшафтный дизайнер Маде Вид-жая. — Да, раньше у себя в деревне я жил в окружении хижин и алтарей, а сегодня вместо них везде магазины. Но обряды никуда не делись, и в храмах, где они совершаются, все такое же роскошное убранство. Потому что любимое занятие балийцев — это быть балийцами. Вот что все определяет».

Быть балийцем? Считается, что этот народ исповедует индуизм. В действительности же божества балийцев имеют разное происхождение. От туземцев остались культ предков и духи, обитающие в озерах, вулканах и океане. Поклонение солнцу, огню и воде носит универсальный характер. А боги индуистского пантеона, к которым прибавились Будда и легендарные персонажи яванской и китайской истории, позаимствованы у других народов. «Мы открыты всем влияниям, однако у нас есть фильтр. Индуизм прибыл из Индии, и мы отсеяли его элементы, не согласующиеся с нашими верованиями и культурой», — уточняет священник Ида Педанда Геде Вайахан Бун.

На практике религия балийцев в основном сводится к непрекращающимся ни на секунду попыткам снискать милость богов. Сам остров — это огромное место молитвы под открытым небом, где женщины обязаны каждый день осыпать подношениями алтари, которых здесь тысячи — в деревнях, домах, офисах, на обочинах дорог и перекрестках…

И, разумеется, в главных храмах (таких как Б е с а к и х , Улувату, Улун Дану Батур), возведенных на вулканах или на побережье.

Read More

Бали

Впрочем, первыми миф об идиллическом Бали стали слагать не писатели и живописцы, а колониальные власти Нидерландов. В 1915 году они запретили нарушать первозданную «драгоценную чистоту» острова: никаких плантаций сахарного тростника или кофе, которые могут исказить пейзаж. Никакой христианизации.
Никаких бюрократических вмешательств в местную архаичную демократию.

Было ли это продиктовано чувством вины за коллективное самоубийство балийской аристократии? Или голландцы стремились превратить Бали в «живой музей», чтобы помешать распространению идей о независимости, которые уже начинали будоражить Яву и другие нидерландские территории Индонезии? Как бы там ни было, образ Бали как «острова богов» быстро укоренился на Западе, и в 1923 году в Сингарадже, на северном побережье, высадились первые иностранные туристы.

Морские круизы, брошюры, фильмы, картины… Так с легкой руки голландцев началась впечатляющая маркетинговая кампания. После обретения Индонезией независимости в 1945 году ее продолжило уже центральное правительство в Джакарте. Тогда Бали стали
преподносить как «остров мира». Балийский антрополог Дегунг Сантикарма в своих трудах показывает, какая жестокая реальность скрывается за этим мифом.

Вероятно, его зарождению поспособствовали 150 тысяч рабов, проданных их собственными суверенами колониальным войскам с 1650-го по 1830 год. И антикоммунистический террор 1965- 1966 годов, жертвами которого стали 100 тысяч островитян. Тоталитарный режим президента Сухарто, правившего Индонезией с 1966- го по 1998 год, во имя сохранения имиджа «рай для туристов» тоже подавлял не только беспорядки, но и любое протестное движение вообще.

Read More

Единственный иностранец

Единственный иностранец, присутствующий этим вечером в храме Кепаона, — 60-летний австралиец, который ассимилировался до такой степени, что называет себя балийским именем Маде Виджая. Брахманы усыновили его сорок лет назад — Бали уже в то время был раем для серферов и хиппи, хотя и принимал всего 25 тысяч туристов в год.

Страстно заинтересовавшись архитектурой и «ритуальными шествиями», Маде Виджая сразу же нашел свое счастье на этом острове. В 1979 году сеть отелей «Обе-рой» выкупила один из самых древних дворцов Бали — Кайю Айя в Семин ьяке — и поручила эксцентричному австралийцу оформление прилегающих к нему ландшафтов. Так Маде Виджая еще при жизни попал в пантеон создателей «мифа Бали». Там его уже поджидал Вальтер Шпис — немецкий художник-авангардист, обосновавшийся на острове в 1927 году. Он тогда приехал в расположенный в центре Бали город Убуд и стал гостем короля, окружившего свой двор иностранными художниками. Все они воспевали идиллические красоты чарующего острова — будь то голландец Рудольф Бонне или мексиканец Мигель Коварру-биас. В 1937 году австрийская романистка Вики Баум публикует бестселлер «Любовь и смерть на Бали». Не отстает и американский антрополог Маргарет Мид, которая описывает балийцев как «утонченных, благородных людей, сдержанных в выражении эмоций и стремящихся к гармонии».

Read More

Сегодня вечером боги возвращаются к себе домой.

А гид в зальцбурге не интересует вас? Ведь это отличное предложение.
Сегодня вечером боги возвращаются к себе домой. Их при-ближение слышно издалека. Этот древний зов, вобравший в себя шум прибоя, шелест саронгов, звуки гонгов и хор чарующих голосов, заглушает гудение города. Он поднимается с моря. Переходит через мост, который теперь связывает Пулау Серанган («черепаший остров») с южным берегом Бали. Затем врывается на главную улицу квартала Кепаон в Денпасаре — административной столице провинции Бали. В неоновом свете мини-маркетов и закусочных, где подают мясо, жаренное на вертеле, мелькают смеющиеся, но в то же время сосредоточенные лица людей в толпе, бегущей за королевской повозкой. Ее тащат за собой два буйвола

Рядом с кучером воз

вышается статуя зеленого дракона. Это путешествующий по острову верхом на черепахе Рату Агунг — сын верховного божества и прародитель множества духов, населяющих прибрежные деревни. Два дня и две ночи в главном храме длился «конклав» богов. Теперь они возвращаются к своим алтарям. Вот от кого на самом деле берет свое начало род королевской семьи Денпасара Ее члены в 1906 году предпочли совершить коллективное самоубийство, но не сдались колониальной армии Нидерландов. После той кровавой бани выжил лишь пятилетний мальчик. И именно потомки этого чудесного ребенка встречают сегодня вечером процессию в главном дворе храма Кепаона.

Звуки гонгов, барабанов и цимбал становятся все громче. Толпа впадает в транс. Храм превращается в сцену космогенного театра другой эры.

Удивительно, но этот ритуал, который отмечается каждые 210 дней, практически не привлекает иностранцев, хотя красочное действо разыгрывается в «золотом треугольнике» на юге Бали, где располагаются самые известные курорты — Нуса-Дуа, Кута, Джимбаран и Санур. Куда же прячутся десятки тысяч австралийских, азиатских и европейских туристов этой колдовской ночью? Сидят в барах Семиньяка? Делают массаж в спа-салоне?

Read More

Карлсруэ, Технолога ческий институт, Северный кампус Весы для призрака

А Immigration to Malta не интересует вас? Мне кажется это очень интересная информация.

При входе в Блок 460 на территории Северного кампуса Технологического института в Карлсруэ перехватывает дыхание. Все пространство от стены до стены занимает серебристый аппарат в форме сигары — 24 метра в длину, десять метров в диаметре У этого металлического колосса, который находится под высоким напряжением, есть имя — KATRIN («тритий-нейтриновый эксперимент Карлсруэ »). Он должен помочь ученым измерить массу нейтрино в десять раз точнее, чем раньше.

Доставка этого гигантского аппарата в Карлсруэ из баварского Деггендорфа, где его собрали, превратилась в целую эпопею. Он оказался слишком громоздким для перевозки по автобану или речным каналам. Поэтому аппарат переправили вниз по Дунаю до самого Черного моря. Там он прошел через Босфор и оказался уже в Средиземном море. Затем миновал Гибралтар и вдоль атлантического побережья доплыл до устья Рейна, где его перегрузили на понтон и отправили обратно на юг в немецкий Леопольдсхафен. Последний отрезок пути аппарат проделал уже по шоссе. В итоге вместо 400 километров напрямик получился крюк длиной более 9000 километров.

Масса нейтрино — тоже отдельная история. Эта элементарная частица весит намного меньше любой другой. Например, она в миллион раз лете электрона. Для человечества это большая удача. Будь нейтрино тяжелее, наша Вселенная была бы пустыней. Ведь они попросту унесли бы всю энергию из формирующихся галактик, и в космосе не образовалось бы вообще ничего.

Но для науки легкость нейтрино — большая проблема. Чтобы с ней справиться, требуются неимоверные усилия. И такие монстры, как KATR1N.

Как работает этот «космический» аппарат? На одном его конце происходит распад трития. Радиоактивный изотоп водорода с двумя дополнительными нейтронами в атомном ядре распадается на гелий. При этом каждый его атом испускает электрон и электронное антинейтрино.

«В типичной ситуации электрон и нейтрино получают равные доли энергии, высвободившейся при распаде», — объясняет физик Гуидо Дрекслин, сотрудник Технологического института в Карлсруэ Но в редчайших случаях у нейтрино остается лишь то минимальное количество энергии, которое, в соответствии со знаменитой формулой Эйнштейна Е=тс, необходимо ему просто для существования, то есть для достижения «массы покоя». Оставшуюся высокую энергию уносит электрон в форме собственной массы и кинетической энергии, то есть ускорения. По энергии электрона и можно вычислить массу нейтрино.

Настолько непропорциональное распределение энергии при ядерном распаде — явление невероятно редкое. «То, что мы ищем, случается реже, чем два выигрыша в лотерею две недели подряд», — говорит Дрекслин. Чтобы эксперимент прошел удачно, детектор должен быть буквально переполнен мириадами электронов. Для этого ученые используют всего десять микрограммов трития. Мизерное количество, но его достаточно, чтобы выстреливать залпами по 100 миллиардов электронов в секунду.
Это можно сравнить со всемирной лотереей, в которой участвовали бы все жители нашей планеты. И день за днем отмечали бы крестиками цифры на билетах в расчете на то, что когда-нибудь один игрок наберет правильную комбинацию из шести цифр два раза подряд.

Но даже при таком количестве электронов на сбор данных, необходимых для определения массы нейтрино, уйдет целых пять лет. Дрекслин надеется зарегистрировать за это время пару сотен случаев непропорционального разделения заряда.

Эксперимент KATR1N интересен охотникам за нейтрино и по другой причине. Пока что физики не знают, как нейтрино приобретает массу. Другие элементарные частицы — электроны, кварки и мюоны — обязаны этим свойством знаменитому бозону Хиггса.

Откуда берется касса? Процесс ее возникновения можно сравнить с ходьбой по слякоти. Бозоны Хиггса — грязь, налипающая на ботинки. Чем ее больше, тем медленнее и тяжелее на подъем ходок. Но в случае нейтрино этот механизм не работает. На его «ботинки» ничего не налипает. Как еще можно обзавестись массой? Недостатка в гипотезах нет. «Человеческая способность выдумывать объяснения неистощима», — говорит Дрекслин.

Детектор KATR1N запустят в текущем году. Результаты измерений помогут отбраковать ошибочные гипотезы и приблизиться к истине. А она лежит за пределами стандартной модели. Охотники за нейтрино в этом практически уверены.

Возможно, за пределами доступной для восприятия реальности простираются дополнительные измерения. Пролетая через них, нейтрино так воздействуют друг на друга, что в нашем мире кажутся почти невесомыми. Или у нашего мира может быть собственный антимир — зеркальное отражение, в котором каждая элементарная частица имеет суперсимметричного двойника. И именно взаимодействие с ними придает нейтрино такую легкость.

Реальность может оказаться совсем другой. За долгие годы исследований физик Гуидо Дрекслин твердо усвоил: «У нейтрино для нас всегда наготове сюрприз».

Read More

ООО Лабораторное оборудование

Лабораторные и промышленные камерная печь СНОЛ незаменимы при проведении термической обработки и аналитической работе с материалами. Они широко используются в лабораториях и на предприятиях большинства отраслей. Металлургические и химические лаборатории, фармацевтические и химические компании, ювелирное и керамическое производство, образовательные и медицинские учреждения — везде можно встретить камерные или муфельные электропечи. Разнообразие марок и моделей позволяет подобрать оборудование для каждой ситуации. А равномерность нагрева и разные варианты загрузки только расширяют область применения.
Одно из главных преимуществ такого оборудования как сушильный шкаф снол — это умеренная цена при высоком качестве. Благодаря этому электропечи и сушильные шкафы этой марки уверенно лидируют на рынке лабораторного электротермического оборудования. Для изготовления электропечей СНОЛ используются только самые качественные материалы и самые современные технологии. Над созданием новых моделей работают специалисты высшего уровня. Безопасность лабораторных и промышленных электропечей подтверждена многими годами использования. А их универсальность и экономичность делают их ещё более востребованными.
При необходимости обработки материалов в воздушной среде при температуре до 1150 °С или нагрева материалов, сопровождающихся выделением продуктов сгорания, муфельная печь с устройством вытяжки благодаря удобству использования является оптимальным решением для любого вида работ. Современные волокнистые футеровочные материалы надежно защищают элементы печи, а высокие технические характеристики гарантируют, что каждая муфельная печь будет выполнять задачу на высшем уровне.
Аналитические работы и термообработка материалов при температуре до 1150 °С.
Керамический муфель – легко заменяемый блок со встроенными нагревателями.
Износостойкая корундовая плитка-подкладка для защиты подовой части муфеля.
Современные волокнистые экологически чистые и энергетически эффективные футеровочные материалы.
Металлический кожух с полимерным порошковым покрытием.
Специальная технологическая полочка из нержавеющей стали у дверного проёма.
Микропроцессорный регулятор-программатор температуры с цифровой индикацией.

Read More

ПЕЧАТАТЬ ЧАСТИ ТЕЛА НА БИОПРИНТЕРЕ

Представьте: вы нажимаете на кнопку, и машина делает вам новый нос или почку. Ученые стремятся к этой футуристической идее, работая со специальными JD принтерами для создания жизнеспособных частей тела.

Подобные устройства, которые называют биомринтерами, используют клетки человека вместо чернил. Обычный 3D принтер с помощью слоев пластика печатает’деталь автомобиля или, например, брелок, а биопринтер, используя клетки, создает ткани и органы. Чтобы сделать ухо, принтер формирует мягкую и пористую матрицу в форме ушной раковины из полимерного гидрогеля и покрывает ее клетками кожи и хондроцигами (клетками хрящевой ткани), которые растут и заполняют матрицу. Затем гидрогель разлагается бактериями, и примерно через полгода в тканях уха остаются только человеческие клетки. «Мы используем клетки пациента», — рассказывает Энтони Атала, директор Института регенеративной медицины Уэйк-Форест. Благодаря этому организм не отторгает импланты. Прежде чем запрограммировать маипшу, специалисты должны сами разобраться, как создать орган, объясняет Атала. В своих лабораториях они выращивают мочевые пузыри, кровеносные сосуды и другие части тела для трансплантации.

Используя опыт для работы с биопринтерами, ученые надеются, что скоро можно будет имплантировать и «напечатанные» органы. Уже сейчас на миниатюрных почках и печени тестируют лекарства, в том числе используемые при химиотерапии. Атала считает, что с помощью биопринтера можно создавать и некоторые части сердца. А что паснет мозга? «Я до этого точно не доживу!» — смеется Энтони.

Read More