Приближался вечер

Мы с Робертом ждали приезда его родни на ступеньках гостиницы. Заблестели фары, и перед нами остановился большой немецкий седан. Из него вышли супруги Рене и Ральф Штросс. Средних лет, высокие, благородного вида люди. Улыбка и глаза Рене источали тепло. Ральф был немного скован, осторожничал, не зная, чего ожидать от нас. Они вежливо поприветствовали нас и усадили в машину. Не было времени на формальности, ведь, как оказалось, надо было спешить на большое семейное торжество Штроссов, проходящее раз в год. А мы волею судьбы оказались в Берне именно в этот день.

…Мы мчались по ночным трассам на северо-запад к Бильскому озеру. Регион знаменит своими виноградниками и винодельнями. Именно в одной из частных виноделен нас и ждал праздник. По дороге познакомились поближе. Рене очень любит лошадей и регулярные конные прогулки. Ральф — нейрохирург, хотя в последние годы практикует лишь время от времени. Когда мы проезжали через микрорайоны, напоминающие советские, он рассказал, что тут живет много приезжих из Африки и лучше сюда не соваться из-за высокой преступности. Было видно, что он не большой сторонник приёма иммигрантов, хотя в Швейцарии их намного меньше, чем в остальных странах Европы.

И вот мы на месте. Стоял прохладный звездный вечер. Мы находились почти на берегу озера в окружении небольших холмов. Припарковав машину у строения, напоминавшего огромный амбар, мы прошли вглубь небольшой деревушки. На входе в винодельню нас встретили родные и друзья Штроссов. На удивление, я не чувствовал себя приезжим или чужаком. Как бы между делом, приветствуя гостей, Рене добавляла: «Это наши друзья из Америки». И все, словно давно и многоонасзная, почтительно здоровались.

Веселая компания расселась за массивные деревянные столы. Каменные стены «банкетного погреба» освещались свечами, установленными на железных люстрах. Помещение было украшено деревянными бочками и бутылками с вином. Ральф объяснил, что раз в год они все собираются на этой винодельне и празднуют встречу семьи. Ритуал никогда не нарушается и требует скрупулёзной подготовки. Погребок бронируется за месяцы вперед, так же как вино и еда. Усевшись напротив Рене и Ральфа, мы продолжили разговор. Бокалы незаметно наполнялись красным вином, произведённым из лозы, свисавшей прямо над нами. По традиции один из хозяев винодельни встал и начал произносить великий тост перед началом трапезы. Тост был больше похож на молитву или заклинание, которое мелодично растекалось по помещению. Ральф шепотом перевёл, что речь идёт об истории семьи, возделывающей эти виноградники, и о благородстве напитка, который мы вкушаем.

А затем были простые, но очень вкусные блюда из местных продуктов: швейцарские сосиски, маринованные в винном соусе в течение месяца, картофельный салат, заправленный майонезом. И многочисленные истории Ральфа о своих поездках в Южную Африку. Основательно втершись в доверие к гостеприимной швейцарской паре, мы были приглашены к ним домой на продолжение банкета! Пятнадцать минут езды — и вот мы в спальном районе с плотными рядами низких домиков. В одном из них и находилась уютная квартира наших новых друзей. В первую очередь Ральф показал нам свою гордость — собственный винный погребок. Я удивился количеству винных бутылок — швейцарцы очень серьёзно относятся к вину. Щедрые хозяева презентовали каждому из нас по бутылке многолетнего вина. «Открою эту бутылку только по особому случаю!» — подумал я. Тем временем Рене уставила стол легкими закусками и сладостями, а глава семьи легким движением водрузил бутылочку «чего-то особенного» прямо в центр стола, напомнив иллюзиониста, вытащившего зайца из цилиндра. От былой скованности не осталось и следа. Окончательно убедившись в том, что мы стали друзьями, Рене и Ральф пообещали приехать в гости.

Read More

День выдался славный.

Знакомство с городом началось с похода в парикмахерскую. «Я должен выглядеть на все 100!» — твердил Роберт. Ведь встреча с родственниками была основной частью нашего путешествия. Да и мне было очень интересно узнать этих людей поближе. Найти парикмахерскую не составило труда. Молодая симпатичная девушка-гот, колдуя над причёской, рассказала, что родом она из Франции, и посоветовала, какие посмотреть достопримечательности. Стрижка вышла благородной! Так хорошо Роберт уже давно не выглядел. «Осторожно, с такой причёской ты можешь показаться нашим хозяевам порядочным человеком!» — пошутил я. Далее наши пути разошлись. Мой спутник решил вернуться в отель и поспать, а я продолжил знакомство с городом.

…Дорога лежала через небольшой парк с прилегающими к нему рвами.
Информационная табличка гласила, что это «Медвежья яма» — филиал городского зоопарка Дельхёльцли. Немногочисленные мелкие животные передвигались свободно — их отделяли от мест прогулок людей все те же рвы. Часть территории была отведена под «дикий парк», где обитает и пара мишек. Но в это время они ещё в спячке, и только каменные скульптуры говорят об их существовании.

Не трудно догадаться, что к этому животному здесь относятся достаточно трепетно, поскольку именно медведь является геральдическим символом Берна. И ведь ни у кого в мире не возникнет мысли сравнивать Берн с российскими городами, где, по сложившимся западным стереотипам, «по улицам бродят медведи».

Ну а я брел по улочкам старых кварталов, где сконцентрировано большинство городских достопримечательностей и исторических памятников. В бывших жилых домах размещаются офисы, отели, рестораны и клубы. Меня удивило большое количество фонтанов-скважин. Это маленькие произведений искусства. Каждый такой фонтан словно охраняют сказочные и мифологические персонажи. Через пару часов прогулки я наткнулся на башню Цитглогге с астрономическими часами и тут же сверил их время со спутниковыми показателями на своём айфоне — старинные часы подтвердили своё швейцарское качество! Более 500 лет горожане определяют по этому циферблату точное время. Вообще, башни Берна — неотъемлемая часть городского пейзажа. На Тюремной башне, которая когда-то использовалась для содержания заключённых и одновременно служила пожарной каланчой, сегодня находится смотровая площадка для туристов, на которую я не преминул подняться. Отсюда хорошо виден весь город и, конечно, самый высокий в стране храм — Бернский кафедральный собор протестантской церкви. Все лишние, по мнению церковных реформаторов, архитектурные украшения были удалены с фа-
сада еще в XVI веке, чтобы верующие могли сосредоточиться только на общении с Богом. И тем не менее — впечатляет!

Read More

Состав был современным

Состав был современным: двухэтажным и просторным. На прямых участках поезд разгонялся до 100 км в час, и только мягкое постукивание колес напоминало о движении. Борясь с лёгкой усталостью от долгого перелёта, мы вглядывались в пейзажи в надежде запомнить каждую деталь. Я думаю, это чувство знакомо каждому путешественнику. А пейзажи были довольно обыденные для центральной Европы: серенькие привокзальные гостиницы, аккуратные загородные домики с треугольными черепичными крышами. Мы проезжали небольшие фабричные комплексы с дымящими трубами, сменявшиеся укромными полянами в преддверии леса. Через полтора часа показался Берн.

Поезд нес нас уже в центр города, взлетая над речками по высоким мостам. фактическая столица Швейцарии оказалась на удивление спокойной и провинциальной. Миниатюрные площади перед соборами переходили в аккуратные проспекты, а людей и машин было совсем немного. Время здесь как-будто остановилось, город жил своей особенной жизнью, не обращая внимания на остальной мир. Про гостиницу стоит сказать отдельно. Роберт был очень горд собой, так как забронировал номер в отеле, в котором, по его словам, когда-то останавливался сам Черчилль! В отличие от него мне совсем не хотелось переплачивать за статусность места, но так как друг взял расходы на себя, я поддержал его выбор! Как говорил великий комбинатор Остап Бендер: «Киса, учитесь жить шикарно!».

В номере оказалось больше комнат, кроватей и ванн, чем требовалось двум усталым путешественникам, В то время пока мой американский друг бегал из одной комнаты в другую, осматривая и фотографируя апартаменты, швейцар старательно открывал шампанское. Увидев боковым зрением съемку, служащий, похожий на Жириновского, выпрямился и, расплывшись в лучезарно-застенчивой улыбке, приподнял бутылку для более эффектной фотографии. А за окном гордо и величаво красовались Альпы, увенчанные снежными вершинами.

Read More

Боржоми

Побывали мы и в знаменитом благодаря своей минеральной воде городе Боржоми. Правда, основной источник, вода которого идет на розлив продукта, посмотреть не удалось. Зато мы хорошо прогулялись по парку Боржоми. Здесь нас ждало открытие — перед парком тянется улица со старинными домами с балконами и красивой резьбой на фасадах, а среди них — гостиница «Алма-Ата». Сама же парковая зона начинается с аллей, ведущих к двум источникам: с холодной газированной минералкой (то, что и разливается на заводе) и природной — теплой, вонючей и приторной. Дальше следует обычный для постсоветских республик парк развлечений с детскими аттракционами, оканчивающийся водопадом со статуей Прометея. Здесь же асфальт заканчивается, и по грунтовой тенистой дороге, отшагав примерно полтора километра, можно добраться до поляны с двумя бассейнами, наполненными — ну кто бы сомневался! -минеральной водой.
А английский на Позняках не интересует вас? Отличный вариант.
Кстати, по пути в Боржоми находится крепостной комплекс Кахебили, В свое время эта крепость преграждала путь со стороны Османской империи. Сооружение порадовало своей практичностью с военной точки зрения -далеко не фейк, как, к примеру, Великая Китайская стена или половина европейских замков.

Но самые сильные впечатления остались от посещения пещерного города-монастыря Вардзиа, протянувшегося почти на километр вдоль левого берега Мтквари и высеченного в отвесной туфовой стене горы Эрушети, что переводится как Медвежья.

В середине XII века крепость начал строить Георгий III, царь Грузии из династии Багратионов. А заканчивала строительство уже в следующем столетии его знаменитая дочь — царица Тамара. Именно по ее приказу здесь был создан Успенский храм с уникальными фресками, кельи для монахов, библиотека, бани, система канализации, еще десяток церквей.

Существует легенда о происхождении названия — Вардзиа.Ребенком царица Тамара любила играть в пещерах скальной крепости. Во время одной из таких игр, в которой участвовал и ее дядя, он потерял девочку из вида и стал ее звать. «Ак вар, дзиа!» («Я здесь, дядя!») — закричала она. Возглас услышал и отец — Георгий III, который и повелел назвать этими словами крепость.

Зрелище, конечно, удивительное: почти отвесная скала высотой метров сто пятьдесят с выдолбленными в ней сотнями ниш, комнат, церквей, часовен, соединенных между собой узкими переходами и уходящими вглубь скалы на 50 метров. Кстати, до сих пор Вардзиа является действующим монастырем с постоянно проживающими здесь монахами в отгороженной от туристов части комплекса.

Read More

С легким паром!

Друзья, а форма одежды полиции не интересует вас? Мне кажется это очень важная и интересная информация.
Из «обязательных» к посещению достопримечательностей у нас была также гора Мтацминда со старейшей в Европе вагонеткой, поднимающейся на самую вершину. Если не считать открывающегося вида на Тбилиси, сия достопримечательность на нас впечатления не произвела — обычный парк развлечения с детскими аттракционами и сопутствующей ерундой.

Зато познакомились с тбилисскими банями, вернее термами. По легенде, Тбилиси (в переводе — «теплый источник») начался с терм. В V веке грузинский царь Вахтанг Горгасали поехал на охоту и в лесу подстрелил фазана, который упал в горячий источник. Пока царь его искал, тот успел свариться. И повелел государь основать на этом месте город, который получил название в честь источника.

… Давид посоветовал посетить баню № 5. Снаружи бани выглядят как кирпичные купола, слегка выпирающие из земли и смердящие сероводородом. Заходишь внутрь, получаешь полотенца, проходишь в отдельную секцию. Две комнаты: одна для переодевания и отдыха, вторая — непосредственно баня с холодной и горячей ваннами и лежаком. Через полчаса отмокания в горячей воде приходит банщик и, как в хаммаме, проходится по тебе мыльной варежкой. Пьешь чай, одеваешься и со свежими силами — к новым приключениям.

Read More

In vino veritas

На следующее утро за нами заехал Гиви, и мы отправились на экскурсию по винодельческой провинции Кахетия.

Маршрут оказался круговой и достаточно продолжительный — около 250 километров. Начинался он с преодоления перевала, серпантинная дорога к которому проходила через малозаселенную и очень зеленую местность, местами разбавленную руинами от старых крепостей и дозорных вышек — сразу видно, что когда-то перевал имел важное стратегическое значение. Ну а за перевалом оказываешься в Кахетии; поселок на поселке и виноградник на винограднике. Здесь и начинается самое интересное.
А игры майнкрафт онлайн не интересуют вас? Мне кажется это очень интересный вариант, который заинтересует многих.
Первая остановка — летняя резиденция князя Александра Чавчавадзе. Это здоровенный особняк, окруженный множеством аллей и садов, а ведет к нему усаженная кипарисами дорога. Здесь нас особенно поразили пробковые деревья и клены в два-три обхвата. Кстати, сам княжеский род не прерван — удаленным управлением имения родственника Грибоедова занимается праправнучка князя Александра, живущая в Америке.
Далее мы проехали через город Телави (вспоминаем «Мимино»), где задержались лишь для того, чтобы закупить специи и продукты. Подошло также время задуматься о вопросах дегустации и пополнения наших винных запасов. Гиви предложил заехать к его родственнику — дяде жены. Тот оказался весьма приятным дедушкой лет хорошо за 70. На вопрос о возможности прикупить у него вина, он смущенно ответил, что на продажу его не держит — семья маленькая, поэтому заготавливает для себя совсем чуть-чуть -литров 400-500 с урожая. И сейчас осталось мало — до следующего сбора едва бы продер жаться Тем не менее 16 литров замечательного домашнего саперави и литр чачи он нам уступил. А также вкратце ознакомил с азами виноделия и объяснил, почему чача должна быть чуть крепче 45 и не дотягивать до 55 оборотов.

После гивиного дяди мы посетили очередную старинную церковь и перекусили грузинским шашлыком. Шашлык, нужно отметить, в Грузии не ахти. Чего нельзя сказать о дорогах, которые даже в той местности, где, казалось бы, и ездить особо некому, поражают наличием свежего асфальта. Короне, немцы и прочие нервно курят в углу.

Следующим приключением стала «разводка» Гиви в женском монастыре святой Нино. После того, как мы осмотрели монастырскую церковь, Гиви намекнул, что ниже («вон там, где ступеньки вниз уходят») есть очень красивый святой источник, который грех не посетить. То, что спуск, а, следовательно, и последующий подъем — это почти тысяча крутых ступенек, он не уточнил. В общем, наш вид, когда мы вернулись взмокшими и отнюдь не из-за святых источников, Гиви явно повеселил.

Read More

Две столицы

Прилетев в Тбилиси, мы сразу же ощутили непередаваемый грузинский колорит, когда поселились в гостинице Давида и Кэтти. Она заслуживает отдельного упоминания, как, собственно, и их владельцы. Когда-то двое приветливых ребят выкупили в «старом городе» развалюху (а так фактически выглядит весь этот район), находившуюся в пяти минутах ходьбы от исторического центра и с видом на памятник царице Тамаре. В итоге получился приличный отельчик с грузинской спецификой. Ведь жизнь тбилисцев кардинально отличается от нашей — во главе угла стоит общение, общение и еще раз общение. В первую очередь с соседями. Вот и в гостинице с утра до вечера ее гости сидели с Кэтти в холле или с Давидом на летней веранде. А первое, что мы услышали от Давида, помогавшего затащить наши шмотки по винтовой лестнице на самый верхний этаж, было приглашение выпить домашнего вина. Отказаться мы, конечно, не могли. Вот так, в небольшой компании {к нам присоединилась парочка из Украины), с бокалом великолепного вина началось наше пребывание на грузинской земле.

В тот же день мы решили прогуляться по Тбилиси. Нам сопутствовала удача — отойдя буквально пару кварталов от гостиницы, мы познакомились с Гиви, местным экскурсоводом. Путешествие началось с памятника героям фильма «Мимино», далее последовали храм «Святой Троицы» (новострой, но грандиозный и весьма красивый), старейшая городская церковь «Мехе-ти», проспект Руставели и гора с памятником царице Тамаре и крепостью «Нарикала».

Время позволяло — и в этот же день мы совершили марш-бросок в древнюю столицу Грузии — Мцхету, находящуюся в 30 километрах от Тбилиси. Поездка началась с посещения расположенной на горе церкви «Дживари» (в переводе с грузинского — «крест»), откуда открывается шикарный вид на сам город, выросший у слияния рек Мтква-ри (грузинское название реки Куры) и Арагви. В Мцхете осмотрели обнесенный крепостной стеной кафедральный собор Светицховели и зашли на прилегающий базарчик, где продаются сувениры, специи и вина. На обратном пути впечатлила очередная ГЭС постройки конца 40-х — начала 50-х годов. Во времена Сталина инфраструктура здесь росла как на дрожжах.

Вечером, по возвращению, мы вновь пробежались по центру Тбилиси, перекусили сочным куском мяса с тремя барабульками, полюбовались мостом «Мира», поющими фонтанами, а перед сном грядущим послушали рок в баре Konka Station.

Read More

Рубеж знаменательный

19 мая исполняется 18 лет Казахстанской туристской ассоциации. Рубеж знаменательный: у большинства народов именно этот возраст считается рубежом, когда человек становится совершеннолетним. Надо сказать, что родившийся в самом конце XX века ребенок по имени КТА оказался на редкость талантливым и трудолюбивым, соединяя черты акселерата и вундеркинда. Очень быстро стало понятно: в республике появилась структура, которая сможет объединить разрозненных до этого участников казахстанского рынка индустрии туризма и гостеприимства, выразить их чаяния, стать их квалифицированным защитником, сформулировать первоочередные проблемы и предложить пути их решения, а также выработать долгосрочную стратегию развития туристской отрасли в нашей стране.
Друзья пора уже планировать свой отдых этим летом, всё таки отдохнуть надо. Меня например заинтересовали а Цены на отдых в гостиницу Жемчужина Сочи, по отзывам гостиница действительно отличная и не дорогая.
И сколько же новых идей, инициатив, свершений сразу появилось на свет. Чего только стоит организация ежегодных олимпиад по определению лучших специалистов индустрии туризма республики, популярность которых с каждым разом набирает обороты. А разработка и проведение новых увлекательных экскурсий в рамках учебнометодического проекта для туристских компаний: от посещения высокогорной пасеки до сплава на плоту к буддийским святыням. Даже, казалось бы, такая простая и напрашивающаяся вещь, как выпуск электронного еженедельного издания, оперативно аккумулирующего все новости туристического рынка, никому раньше в голову не пришла. А сейчас без «Вестника КТА и КАГиР» в нашем деле как без рук.

И здесь мы переходим к старой как мир проблеме, по поводу которой в прошлом веке ломались копья и полыхали нешуточные страсти, — роли личности в истории. Вряд ли бы КТА заслужила такой авторитет, став по сути брендом, если бы с самого начала на капитанский мостик не встала Рашида Рашидовна Шайкенова. Как и подобает опытному капитану, она неустанно воспитывала и направляла свою команду, учила за текущей суетой видеть горизонты, показывала своим примером, что такое быть настоящим профессионалом. Могла быть требовательной и когда надо жесткой, потому что была неравнодушной и мудрой. Именно благодаря ее усилиям сегодня Казахстанская туристская ассоциация представляет собой коллектив единомышленников и высоких профессионалов -таких как Шакира, Клара, Алина, Татьяна, Наталья Михайловна, Зайтуна Тох-таровна, Алена и многие другие.

И потому сегодняшний именинник -это еще и образец эффективного решения кадровой проблемы, столь актуальной для нашей республики.

Ну а пока корабль с гордым названием — КТА — отправляется в дальнее плавание навстречу бескрайним океанским просторам. Редакция журнала «Мир путешествий» желает всей его команде во главе с капитаном семь футов под килем, попутного ветра и множества удивительных открытий на всем протяжении пути. Ну а мы всегда будем вашими верными друзьями и благодарными летописцами,

Read More

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД

НЕСКОЛЬКО ЛЕТ НАЗАД СПЕЛЕОЛОГИ СО СТАЖЕМ, ПИТЕР И ЗНН БОСТЕД НАРЕЗАЛИ НА МАШИНЕ КРУГИ ПО РОДНОМУ ГОРОДКУ ХАВАЙИАН-ОУШЕН-ВЬЮ, РАСПОЛОЖЕННОМУ КАК СЛЕДУЕТ ИЗ ЕГО НАЗВАНИЯ, НА ОСТРОВЕ ГАВАЙИ, КОГДА ЭНН ЗАМЕТИЛА ЯМУ У ДОРОГИ.
Отверстие было не больше метра шириной, но любопытные супруги поспешили остановить машину и попытались проникнуть в «нору».

«У нас было несколько свободных часов, -рассказывал мне позже Питер. — Мы начали исследовать пещеру и наткнулись на боковой проход, причем очень запутанный». Уже дома Питер отметил рика (по-гавайски — вход в пещеру) на цифровой карте, чтобы позже, заручившись разрешением собственников участка, вернуться и посмотреть, куда он ведет.

Со стороны Хавайиан-Оушен-Вью кажется этаким лоскутным одеялом: простеганное крест-накрест пересекающимися улицами, оно свисает с одной стороны вулкана Мауна-Лоа. Здесь, на территории в 264 квадратных километра (сопоставимо с площадью Иркутска или Оренбурга — примечание российской редакции) проживает лишь 4,5 тысячи человек. Вы можете подумать: только патологический оптимист решился бы построить дом на запекшемся склоне действующего вулкана, но за два последних десятилетия Оушен-Вью стал пристанищем для спелеологов из разных стран мира. Они съезжаются сюда, чтобы изучать и проводить топографическую съемку сети лавовых пещер Кипука-Канохина, протянувшейся под городком на глубине от 5 до 25 метров.

Пещера может образоваться либо быстро, либо медленно. На то, чтобы появились многие из самых известных пещер — Карлсбадские и Лечугилья в Нью-Мексико, Мамонтова в Кентукки, — природе потребовались миллионы лет. Работа была кропотливой: воды сочились и пробивали себе дорогу, растворяя известняк.

Напротив, вулканические пещеры, или лавовые трубки, образовались, по геологическим меркам, за мгновения — за год-два, а иногда и вовсе за считанные недели: извержением лавы из недр Земли.

Большинство гавайских лавовых трубок сформированы слабовязкой, «быстрой» лавой, которую гавайцы, а вслед за ними и геологи называют пахоэхоэ. Излившаяся лава охлаждается, и на ее поверхности образуется тонкая, гладкая, слегка волнистая корка. Под этой коркой лава продолжает течь, расплавляя горные породы и прожигая подземные тоннели. Сквозь тоннели, полностью изолированная от воздуха, она может беспрепятственно изливаться на многие километры; когда извержение затухает, по каналам какое-то время еще стекают остатки расплава — в итоге получается циклоническая система трубок, напоминающая творение сумасшедшего водопроводчика.

Пожалуй, нет на Земле другого места, где было бы так же много лавовых труб, как на Гавайях, и, наверное, ни один другой город не обладает столь благодатной почвой для их исследования, как Оушен-Вью.

Read More

СЕЙЧАС НА ГАЛАПАГОССКИХ ОСТРОВАХ

СЕЙЧАС НА ГАЛАПАГОССКИХ ОСТРОВАХ обитают более 1430 «чужаков», включая восемь сотен растений. Большинство не представляют проблемы, но инвазивные виды считаются едва ли не главной угрозой для природы Галапагосов и являются одной из причин, по которой в 2007 году ЮНЕСКО внесла острова в список Всемирного наследия, находящегося под угрозой.

Йегер указывает на хинные деревья, один из ста главных «захватчиков» на суше. В самой высокой точке острова Санта-Крус они затемняют и подавляют аборигенные виды и нарушают структуру растительной экосистемы, что наносит вред птицам-эндемикам, таким как удивительный галапагосский тайфунник (а удивителен он тем, что, для того чтобы отложить яйца, роет нору глубиной почти два метра).

Идя дальше, Йегер замечает инвазивную майсурскую малину. Заросли скалезии стали домом для целых сообществ орхидей, мхов, птиц, проникла сюда и малина. На острове Санта-Крус уцелел лишь процент «гостеприимных» зарослей: сорок лет назад они были вырублены для нужд сельского хозяйства (сейчас на вырубку введен запрет). На тех уцелевших участках, куда добралась малина, она полностью покрыла землю, не давая вырасти молодым деревьям. Если со временем здесь будет выпадать больше осадков, это может пойти на пользу всей растительности. «Однако инвазивные виды, скорее всего, разрастутся сильнее других», — предупреждает Йегер.

Read More