Почти наверняка


БИОЛОГИ ДАВНО УЖЕ ПЫТАЮТСЯ понять, как и зачем в ходе эволюции возникло столь сложное покрытие тела. Праперо, во всяком случае, не помогало при полете, так как найденные окаменелости свидетельствуют: на динозаврах росли перья задолго до того, как они научились летать. Тогда для чего они были нужны?

Почти наверняка перья изначально предназначались для терморегуляции. Но с этой задачей, пожалуй, вполне справились бы пуховые перья, не пригодные для полета. Ящеры же очень скоро обзавелись и прочными контурными перьями. Зачем они им понадобились?

Многие исследователи полагают, что красивое оперение стало движущей силой эволюции динозавров. Как и многие современные птицы, динозавры прекрасно различали цвета, в том числе и ультрафиолетовых областей спектра. И если для этих животных визуальные раздражители — такие как яркий окрас — были важны при выборе партнера, то динозавры с прочным оперением могли иметь преимущество перед теми, у кого был только пух.

Дело в том, что, в отличие от пуха, контурные перья обязаны своим цветовым разнообразием не только пигментам, но и особой физической структуре. Опахала контурных перьев могут преломлять и отражать свет, и из-за этих оптических эффектов кажется, что перо переливается всеми цветами радуги. Значит, борьба за самый красивый «костюм» вполне могла привести к тому, что среди предков нынешних птиц появлялось все больше тех, чье оперение было ярким и плотным. А уже потом эти животные открыли для себя и аэродинамические достоинства своих роскошных нарядов.

Read More

Что отличает птицу

Что отличает птицу от других животных? Нет, не умение летать: это могут насекомые и летучие мыши. И не клюв: он есть у черепахи. На двух ногах, кроме птиц, ходит человек, а яйца откладывают и рептилии. Перья — вот что есть только у птиц! И другим живым существам остается лишь завидовать пернатым. Ведь чешуя, колючки и шерсть устроены довольно примитивно — не то что перо, которое британский натуралист Альфред Рассел Уоллес, коллега Дарвина, назвал «самым совершенным творением природы».

Действительно, перья, в отличие от других покровов кожи и тела, универсальны. Оперение — великолепный «теплоизоляционный материал»: благодаря его защите императорские пингвины выживают во льдах Антарктики — единственные из всех позвоночных. А водоплавающим птицам перья позволяют оставаться сухими, не пропуская ни капли влаги на кожу, покрытую согревающим пухом.

ПЕРЬЯ МАСКИРУЮТ и украшают птиц. Они сверкают и переливаются всеми цветами радуги. Они поражают многообразием форм: от хвостового «веера» павлина до удивительных «головных уборов» райских птиц.

А еще перья позволяют своим обладателям летать: они легкие и в то же время настолько прочные, что выдерживают воздушные потоки, мчащиеся со скоростью более 200 километров в час.

В полупустынях летающие рябковые птицы используют абсорбирующее грудное оперение как губку, чтобы запастись водой и, перенеся ее на расстояние в несколько километров, напоить своих птенцов, сидящих в гнезде. У полярных сов перья на ногах служат снегоступами. А у южноамериканских красношапочных корольковых манакинов во время брачного танца перья, соприкасаясь друг с другом, издают звуки, похожие по тембру на скрипку, — так не музицирует ни одно другое позвоночное. Большинство птиц носит на своем теле по несколько тысяч перьев. Рекорд принадлежит малому тундровому лебедю: зимой он «одет» в 25 тысяч перьев. А самое скудное оперение у краснозобого колибри — 940 перьев на девятисантиметровом теле.

Read More

ПОПЫТКИ РАЗОРВАТЬ ПОРОЧНЫЙ КРУГ ЕСТЬ.


Очевидно, что в рамках национальной парадигмы сегодня очень трудно дать ответ на вопрос, зачем нам лететь на Луну. Если, к примеру, ученые считают, что у человечества скоро возникнут проблемы на Земле — ресурсные, экологические, — и нам нужно думать об освоении других планет, то это проблемы всего человечества, а не США, России или Китая. И решать их должна не одна страна, а все вместе.

Луна — это лишь первый большой шаг на пути освоения космоса человечеством. И он уже был сделан в 1969 году. Можно, конечно, сменить цель полета — не Луна, а Марс, но это не даст ответа на главный вопрос, поставленный ранее. Зачем лететь на Марс, зачем пытаться там закрепиться? Чем будут оправданы еще более колоссальные расходы («лунные затраты» придется умножить минимум на три} на освоение Марса?

Что государство планирует получить, потратив столь баснословные деньги? Только дав четкий ответ на этот вопрос, мы сможем ответить и на остальные вопросы технического и научного ряда: какая орбитальная станция нам нужна, гае строить инопланетную базу, какой грузоподъемности должна быть ракета, что за космический корабль для этого потребуется.

Американский предприниматель и визионер Илон Маек мечтает основать марсианское поселение. Он говорит, что смысл его предприятия в том, чтобы обезопасить человечество от исчезновения. Если на Марсе будут жить 100 тысяч человек, а на Земле произойдет глобальная катастрофа, человечество не погибнет. Но, заметьте, Маек на этот проект денег у государства не просит. Потому что понимает, что даже США, первой экономике мира, база на Марсе не нужна.
Для России реальным путем может стать инициатива по созданию широкой международной кооперации для освоения Луны. Мы можем предложить участвовать в этой программе прежде всего партнерам по БРИКС, которым, безусловно, интересен наш опыт космической деятельности — особенно Индии и Китаю. В Китае, к слову, космонавтика сейчас —такая же национальная гордость, какой в 1960-х она была в СССР.

Что это дает России? Во-первых, кратно снижаются наши затраты на лунную программу. Как говорят в бизнесе, мы объединяем свои ресурсы и компетенции и распределяем риски и расходы.

Во-вторых, Большой Космический Проект — это важный шаг к расширению нашей кооперации со странами БРИКС в широком спектре высоких технологий, развитие которых нам в одиночку не под силу, но без которых (особенно в условиях санкций) мы не сможем обеспечить ни свою безопасность, ни конкурентоспособность российской экономики.

Начинать надо с реализации не такого сложного и более короткого проекта. Например, совместными усилиями разработать спутниковую систему связи БРИКС. Или объединить наши программы по навигационным спутниковым системам. Либо создать на замену МКС новую орбитальную станцию БРИКС. Двигаясь постепенно, но целенаправленно, мы, уверен, сможем прийти и к Большому Космическому Проекту Человечества. Логично, если первый такой проект реализуют пять стран БРИКС, в которых живут более сорока процентов землян.

Read More

Уже в двадцать первом веке


ЭТУ ЛОГИКУ ПОДТВЕРЖДАЕТ единственный пример успешной экспедиции человека на небесное тело: программа «Аполлон-Сатурн», реализованная США в 1960-х годах. Когда президент США Джон Кеннеди весной 1961 года принимал решение о старте этой программы, он выделял деньги не на полет американца на Луну ради каких-то практических (технологических, экономических, военных) или научных целей. Требовался «удивительный космический проект», чтобы «утереть нос» Советскому Союзу и показать всему миру, чго США остаются технологическим лидером планеты. Ведь именно весной 1961 года весь мир рукоплескал Юрию Гагарину, а вместе с ним советским конструкторам и ученым, которые и спутник запустили раньше всех, и человека в космос отправили первыми. Полет на Луну для Кеннеди и элиты США был вопросом не «про деньги»—это был ответный ход на перехват геополитической инициативы.

Уже в двадцать первом веке президент Джордж Буш-младший по инициативе НАСА заявил о планах снова лететь к Луне. Рисовались красивые презентации со сверхмощными ракетами, озвучивались астрономические суммы затрат на проект из американского бюджета. Но через шесть лет — в 2010 году — президент Барак Обама решил эту программу закрыть. Дети не глупее своих отцов, просто сейчас время совершенно другое, и успехами США в космосе внешнеполитический престиж не поднимешь. Да и «утирать нос» вроде некому, тем более если за этот жест надо заплатить 200 миллиардов долларов.

Read More

ЗАЧЕМ НАМ ЮЖНЫЙ ПОЛЮС ЛУНЫ?


Один ученый отвечает: «Там в кратерах много льда, он интересен науке». Но для изучения лунного льда достаточно автоматической научной станции, которая прилетит в район южного полюса, найдет лед и возьмет пробу. Такая экспедиция, к слову, Роскосмосом запланирована на 2022 год. А вот для чего нам осваивать Луну всерьез, основывая гам поселение людей, пока совсем непонятно. Для добычи полезных ископаемых? Это из области фантазий: будь на Луне даже россыпи алмазов, их добыча не окупится, если для этого туда надо посылать людей, да еще и строить поселение. Не говоря уже о добыче пресловутого гелия-3, который сейчас вообще не нужен — и неизвестно, пригодится ли в будущем.

Обсуждение лунной программы идет уже многие годы. И почти все это время носит абсолютно схоластический характер, поскольку извращается сама идея государственного стратегического планирования — если, конечно, принимать как данность, что финансировать лунные программы должно именно государство. Когда инвестор — государство, то во главу угла ставятся национальные интересы, исходя из которых формулируются задачи отраслям, ученым, конструкторам, на работу которых выделяется госфинансирование. Пока мы видим обратную последовательность: есть интересы предприятий и ученых, которые придумывают как можно более масштабные проекты и просят государство их профинансировать, поскольку это важно для этих предприятий и ученых. А затем оказывается, что при сокращении таких проектов, как лунная программа, нет никаких факторов, которые сдерживали бы руководителей министерств и ведомств, отвечающих за бюджет. Потому что никто не может объяснить — зачем России, как разумному государству, осваивать Луну?

Целеполагание исходя из интересов инвестора — актуальная проблема не только для нас. В пилотируемой космонавтике сегодня ни у одной страны мира нет
программы по дальнему космосу, которая бы реально финансировалась, а не развивалась исключительно на бумаге с регулярной сменой цели полета — Луна, Марс, астероид — и сроков экспедиций. Значит, в других странах тоже не видят смысла в тратах десятков, а на горизонте 15-20 лет — сотен миллиардов долларов на освоение Солнечной системы.

Read More

Все эти статьи


ГЛАВНАЯ УГРОЗА РОССИЙСКОЙ лунной программе — это ее бюджет. Общей сметы нет, поскольку не всегаа понятно, что именно в нее включать. Можно ли, например, занести в лунную программу строительство космодрома Восточный, откуда будут осуществляться все старты? Тоща только на этом этапе бюджет программы превысит триллион рублей, считая уже вложенные в строительство 200 с лишним миллиардов плюс еще 900 миллиардов, которые Роскосмос запрашивает в рамках целевой программы по развитию космодромов на 2016-2025 годы.

Объявленная стоимость создания нового космического корабля —160 миллиардов рублей, но в ценах 2012 года.

На создание лунного посадочного модуля в проекте федеральной космической программы на 2016-2025 годы предусмотрено 20,8 миллиарда рублей. Но это не весь бюджет создания модуля — суммарная смета превышает 50 миллиардов.

Все эти статьи расходов могут быть либо вычеркнуты из программы полностью, либо сокращены — лимиты финансирования Роскосмосу определяет правительство. И в последние полтора года речь идет только об экономии. Обычно под сокращение попадают наиболее «отдаленные» проекты. Отказ от проектирования лунных грейдеров, например.

К концу 2014 года энтузиазм первого вице-премьера немного поугас. «Мне раньше самому нравилась идея полета на Луну, — говорил в эфире «России 24» Дмитрий Рогозин, курирующий в правительстве космическую отрасль. — Но сейчас надо посчитать, сколько это будет стоить, какие у нас цели на Луне, какие там есть полезные ископаемые».

Пока в правительстве занимаются подсчетами, российская лунная программа замерла в ожидании.

«Космонавтика всегда сильно зависит от внешних обстоятельств, — соглашается директор Института медико-биологических проблем Игорь Ушаков. — Поэтому прогнозировать сложно. Но необходимо. Иначе нельзя. Даже если прогнозы не всеща сбываются, делать их все равно надо».

Read More

Будет гораздо выгоднее


РАЙОН ЮЖНОГО ПОЛОСА ЛУНЫ больше всего нравится российским ученым и потому, что там, предположительно, больше всего воды. Снимки со спутников показывают, что некоторые кратеры на полюсе белые—то есть полны льда. Эту воду можно было бы в дальнейшем использовать для снабжения лунной базы. А в отдаленной перспективе — разлагать ее на водород и кислород, получая топливные компоненты. Кроме того, ученые предполагают, что в районе южного полюса Луны есть большой набор доступных полезных ископаемых, что тоже представляет интерес.

Чем заниматься на Луне? Эксперты обсуждают разные варианты: от добычи ископаемых до организации космодрома для дальнейших экспедиций в глубины Вселенной

«Луна — это первый шаг на пути в дальний космос», — говорит 62-летний Иван Моисеев, научный руководитель Института космической политики, по образованию — специалист по жидкостным ракетным двигателям.
Он уверен: Луну имеет смысл использовать как космодром будущего, ведь таскать грузы с Земли в космос очень накладно. Например, при стартовой массе ракеты «Протон» в 700 тонн на низкую околоземную орбиту она выводит лишь 20 тонн груза.

«Будет гораздо выгоднее создать на Луне инфраструктуру и брать оттуда какие-то материалы. Или, например, запускать с Луны спутники Земли», — считает Моисеев. Но все это станет реальностью только к концу века.

Ученым также нравится идея создания на Луне большого радиотелескопа — поскольку там нет атмосферы, наблюдения можно будет вести прямо из космоса.

Первым и поначалу основным укрытием космонавтов на поверхности Луны будет их посадочный модуль, который пока существует только в виде набросков.

Как говорит Николай Брюханов из РКК «Энергия», финансирование этих разработок предусмотрено с 2016 года, так что макет будет готов через пару лет. По его словам, лунный взлетно-посадочный модуль будет весить около 20 тонн. Его ресурс позволит находиться на поверхности Луны в течение двухтрех недель.

Краеугольный камень российской лунной экспедиции — комфорт экипажа. И это выгодно отличает нынешний проект как от предыдущих советских, так и от современных американских проектов по созданию новых космических кораблей.

Read More

Нам примерно понятно


Возглавляемый им институт проводит уникальные изоляционные эксперименты: люди сидят в закрытых пространствах вплоть до 520 суток, как участники знаменитой программы «Марс-500». Так земляне учатся летать на далекие расстояния и находиться в изоляции посреди безжизненного и холодного пейзажа: на той же Луне днем до шпос 122 градусов по Цельсию, а ночью — до минус 168.

«Нам примерно понятно, как должна выглядеть лунная станция, — говорит генеральный конструктор перспективных космических комплексов и систем РКК «Энергия» Николай Брюханов. — Поначалу она будет посещаемой, а не постоянно обитаемой».

По его словам, создание лунной станции начнется с отправки на предполагаемое место строительства автоматических комплексов. Это позволит ученым, во-первых, выбрать конкретное место для будущей базы, «ведь нельзя просто ткнуть пальцем на карте—здесь будем строить». Нужно найти место, не только оптимальное с точки зрения свойств лунной поверхности, но и с подходящими условиями по освещенности и пригодное для посадок аппаратов.

Предварительно такое место уже выбрано: южный полюс Луны. Но по площади эта территория сопоставима с Московской областью. И окончательную точку ученые смогут определить только после анализа информации, полученной с автоматических аппаратов.

Read More

Пока высадка на Луну


НА ПЕРВЫЙ ВЗГЛЯД проекты вроде создания лунного грейдера выглядят диковато. На самом деле в них нет ничего необычного: если стоит задача построить базу на Луне, то для этого нужны соответствующие инструменты. Не везти же туда трактор «Кировец»? К счастью, споры об актуальности таких вещей, как лунный экскаватор, далеко не зашли. А из-за подешевевшей нефти по всем программам, проектируемым на ближайшие годы, пронесся секвестр, перед которым не устояли куда менее экзотические вещи, чем лунная база.

Но Луна как стратегическая цель осталась. Сам корабль решено строить — на эти цели с 2016-го по 2025 год из федерального бюджета должно быть выделено 66 миллиардов рублей. Плюс посадочный модуль, который доставит космонавтов на поверхность Луны.

«Пока высадка на Луну планируется в районе 2030 года с последующим созданием лунной базы и лунного поселения — то есть места, ще постоянно находится хотя бы один человек», — говорит Игорь Ушаков, директор московского Института медико-биологических проблем РАН, занимающегося изучением возможностей человека в ходе космических полетов. Этот 61-летний ученый посвятил жизнь исследованиям пределов выносливости человека.

Read More

Сказано — сделано.


Луна — это оптимальный первый шаг на пути освоения Солнечной системы. Сравнительная близость к Земле позволяет с наименьшими затратами и рисками отработать на Луне этапы колонизации более далеких планет, таких как Марс.

По большому счету, высадка на Марс и организация там базы технологически ничем не будут отличаться от той же программы, выполненной на Луне. На Марсе похожие условия: нет кислорода, радиация, большой перепад температур и низкий уровень гравитации — в несколько раз меньше, чем на Земле. Разница только в том, что до Марса лететь полгода, а до Луны — всего три дня.

Ученые уверены, что дальнейшее освоение Солнечной системы начнется именно с Луны. И уже в двадцать первом веке «может начаться геополитическая конкуренция за лунные природные ресурсы». Поэтому и Россия должна создавать арсенал средств дальней космонавтики для обеспечения национальных интересов в освоении Луны, считают авторы концепции.

Сказано — сделано. Уже летом 2014-го Роскосмос подготовил новый вариант Федеральной космической программы (ФКП), в котором, среди прочего, была подпрограмма по созданию специальной техники для строительства лунной инфраструктуры: мобильный кран-манипулятор, грейдер, экскаватор, кабелеукладчик и робот для селенологической разведки местности.

Read More