САМЫЕ НЕЗАМЕНИМЫЕ

Но одомашнили оленя не в комфортабельной Европе, а в местах гораздо более суровых и недоступных для традиционного животноводства^ в Восточной Сибири. Анализ наскальных рисунков показывает, что впервые это произошло в Саянских горах между Россией и Монголией 2000-3000 лет назад. По другой гипотезе, первыми приручили оленей предки эвенкийских народов — тунгусы, жившие к востоку от Байкала. Называются и другие места и даты, гораздо более ранние. Вероятнее всего, возникло несколько независимых друг от друга очагов доместикации: оленя приручали там, где больше требовалась его помощь.

При освоении новых сложных регионов человек всегда одомашнивает местное животное, которое будет ему поддержкой и ресурсом. Верблюды и ослы помогли нам покорить пустыни, яки и ламы спасают в высокогорьях, а оленя назначили главным помощником по тундре и тайге.

Как ни странно, но в Северной Америке, на исторической родине вида, коренное население так и не подружилось со своими карибу, и домашних северных оленей только недавно завезли на Аляску с Чукотки. Впрочем, и после этого оленеводство у ме-стого населения особой популярности не получило. Алеуты и эскимосы по-прежнему предпочитают охотиться на диких оленей, а не разводить домашних.

Read More

САМЫЕ МОЛОДЫЕ


Один из законов эволюции: чем сложнее условия, к которым организму необходимо приспособиться, тем быстрее он эволюционирует. От остальных оленей северные отличаются так сильно, что сразу становится понятно: со сложностями у них был полный порядок. Северные олени — крупные специалисты по выживанию в трудных условиях. И, как у всяких специалистов, у них есть секреты и особые достижения,

Северные олени, или, как их называют в Северной Америке, карибу,— не только единственный одомашненный, но и самый молодой вид семейства оленевых. Им всего около пары миллионов лет. Предки северных оленей жили в Америке и были хорошо адаптированы к перемещениям по топким, богатым водой пространствам. В Южной Америке до сих пор здравствует! их бразильский дядюшка, болотный олень, чьи большие уши и широкие копыта, предназначенные для хождения по трясине, выдают близкого ро) ственника северян.

Хорошо адаптировавшись к холодам и топям плейстоценовых тундростепей, «американцы» отправились захватывать Евразию. С востока по ушедшему ныне под воду Берингову перешейку олени перебрались с Аляски на Чукотку и оттуда расселились по всей Сибири до Алтая, И параллельно наступали с Запада: через Гренландию попали в Исландию и на Шпицберген, а дальше, сомкнувшись с восточным флангом, захватили всю Европу и заселили ее территорию до берегов Северного Ледовитого океана, включая острова. Южная граница ареала проходила на уровне Испании. Кости древних северных оленей находят даже в Крыму.

Read More

Исследованием струй Уортингтона


Откупорим бутылку (осторожно, пробка может вылететь со скоростью около 50 км/ч), наполним бокал и вдохнем букет. У только что разлитого шампанского ясный сильный запах: это связано с тем, что на поверхности жидкости образуются так называемые струи Уортингтона (названные в честь английского физика Артура Уортингтона). С ними сталкивался каждый: бросьте в спокойную воду камешек — и увидите, как из нижней точки воронки, образованной его падением, буквально выстрелит вверх тонкая струйка. Примерно тот же эффект вызывают струи пузырьков шампанского: каждый пузырек лопается на поверхности, и вверх вылетает узконаправленная струйка.

Исследованием струй Уортингтона давно занимается группа под правлением Жерара Лиже-Белера из Реймсско-го университета. Она выяснила: тонкие струйки узконаправленных всплесков шампанского дробятся на мельчайшие капельки — примерно так же частично переходит в воздушную взвесь струя воды, с силой падающая в раковину из крана. В результате в воздух над бокалом (навысоту до 10-15 сантиметров) поднимаются мириады мельчайших капель, несущих ароматические вещества и приятно пощипывающих наш нос.

Правда, эффект этот до сих пор не вполне ясен. То есть ученым известно, что за образование узконаправленных струй, вылетающих с большой скоростью с поверхности жидкости, отвечают законы гидродинамики несжимаемых сред. Но технологию того, как это происходит и почему жидкость вдруг фактически преобразуется в луч, никто толком не понимает.

Read More

Серия таких численных экспериментов


Алгоритмический анализ данных может быть очень полезен для управления толпой. Например, ученые из Кембриджа и Гарварда научились предсказывать стычки на митингах с помощью «Твиттера». Для этого они отобрали 7000 сообщений времен «арабской весны» и просмотрели их на наличие радикальных хештегов. Дальше ввели специфическую величину — индекс политической поляризации, показывающий интенсивность употребления противоположных хештегов (предположим, один лагерь ставит #емтолькоогурцы, а другой — #емтолькопо-мидоры). Оказалось, что за ростом этого индекса (виртуального столкновения мнений) с большой долей вероятности следуют и столкновения вполне реальные. С драками и оружием.

С результатами этой работы перекликаются исследования Пола Торренса, профессора из Универ-
ситета Мэриленда, США. Пол моделировал агрессивное поведение толпы и для этого присваивал каждому своему агенту определенный уровень законности от 0 (полное неуважение к полиции) до 1 (тотальное подчинение закону). При этом в его модели люди могут взаимодействовать между собой и, соответственно, менять отношение к происходящему.

Серия таких численных экспериментов показала, что в толпе агентов с разными уровнями законности агрессия вспыхивает редко, а разрушительные настроения тушатся во время обмена мнениями. Но если же законность людей изначально примерно одинаковая и низкая, то все может закончиться плохо. Подогретые через «Твиттер» и другие соцсети люди почти непременно выйдут на баррикады.

Read More

Ваши мысли начинают метаться


Но как же управлять толпой? Ответ прост: нужно работать с ней в реальном времени. Так, регулировщик выходит на дорогу, когда светофор с заранее прописанным и рассчитанным алгоритмом действий перестает справляться с экстремальной ситуацией.

Оказывается, зарождающуюся в толпе панику можно автоматически зафиксировать просто по изображениям с видеокамер. Представьте себе: метро, час пик, переход между станциями. Плотный поток людей накатывается на эскалатор. Все спокойно. Все взгляды устремлены в одну точку. Вам душно и неприятно, вас толкают, но вы знаете, что скоро все это закончится — осталось потерпеть минут 5, и вы будете уже на другой станции. Но тут случается непредвиденное: оба эскалатора останавливаются. Что делать? Вы в растерянности. Дождаться запусков эскалаторов? Пойти назад через другой выход? Перелезть через ограждение к эскалаторам на спуск — говорят, один из них скоро пустят в обратном направлении?

Ваши мысли начинают метаться, взгляд делается хаотичным, и это хорошо заметно на камерах. Ведь такое происходит не только с вами: недавно толпа смотрела в одну точку, а теперь головы людей беспорядочно поворачиваются в разных направлениях. Это и есть преддверие паники, давка еще не началась, но вот уже скоро люди пойдут по головам. При этом отследить такой «инициирующий» момент пока можно автоматически, обучающийся компьютерный алгоритм способен увидеть зародыши хаоса на видеоизображениях точнее и быстрее, чем сидящий перед камерами наблюдения полудремлющий охранник. Но что делать дальше? Вспомним случай с «Велодромом» — ритм, ритм, зададим ритм. Если вовремя успокоить толпу — пустить музыку, перемежаемую четкими инструкциями к действию, — то все закончится благополучно. Сплоченные ритмом и общей целью люди спокойно дождутся, скажем, пуска эскалатора и дома за ужином расскажут, как познакомились в толпе с каким-нибудь милейшим человеком. И даже не будут подозревать, чего они на самом деле избежали.

Read More

Муравьи-первопроходцы

До сентября 2015года эти рекомендации работали со 100-процентным успехом — ни одного погибшего за семь лет. В этом году паломники нарушили требования властей об очередности прохода, и все опять закончилось большими жертвами.

Иногда результаты моделирования поведения толпы можно проверить еще до внедрения в жизнь. Российские ученые делают это с помощью добровольцев, засекающих время захода в метро в часы пик, а кубинские ставят эксперименты на муравьях: в 2005 году исследователи в Гаванском университете накрывали муравьев чашкой Петри и клали в центр «помещения» отпугивающую жидкость. Потом открывали два противоположных выхода и смотрели за развитием событий. Эти пути отступления ничем не отличались друг от друга: муравьи могли выбежать из-под чашки с одинаковым успехом через оба выхода, но случайным образом предпочитали только один из них — тот, к которому в первый момент времени устремлялось больше насекомых.

Видимо, муравьи-первопроходцы метили свой путь и посылали сообщения вроде «Здесь безопасно и можно выбраться», а неизвестность второго, непопулярного пути отпугивала бедолаг и рождала в толпе слухи о давке, непроходимой таможне или поджидающем у выхода муравьеде.

Read More

МОЛЕКУЛЫ И БЕГАЮЩИЕ МУРАВЬИ

Есть два основных способа исследования поведения толпы. Первый — наблюдение. Ученые проводят интервью с участниками митингов, работают с архивными материалами. Так, в 2013 году физики из американского Корнеллского института взяли видео с концертов хеви-металл-групп и оцифровали движения зрителей на них. Оказалось, поведение присутствующих в зале очень напоминает поведение молекул газа в закрытом сосуде. И те и другие хаотически перемещаются и сталкиваются под действием внешних сил — температуры в случае газа или музыкального ритма и освещения в случае концерта. При этом распределение металлистов по скоростям и траектории почти повторяет распределение по скоростям молекул идеального газа.

Второй путь изучения толпы — это моделирование, и здесь есть много разных способов. Людей описывают как частицы, между которыми действуют механические силы, или даже как потоки жидкости. С помощью моделирования можно определить и оптимизировать пропускную способность транспортных систем или, например, заранее понять, как будет себя вести толпа в случае пожара, и разработать оптимальный план эвакуации.

Такой аналитикой в мире занимается много компаний. Например, в 1990-х и начале 2000-х во время хаджа в Мекке почти каждый год случались давки с десятками и сотнями погибших. Особенно опасным был ритуал «побивания камнями шайтана» на мосту Джамарат, когда каждый паломник должен бросить семь камней по колоннам, символизирующим злых духов. В 2005 году после очередной давки, унесшей жизни 345 человек, саудовские власти обратились за помощью к британской компании Crowd Dynamics. По рекомендациям специалистов поменяли форму колонн, разбили потоки паломников на несколько смен, а сам мост сделали многоэтажным.

Read More

ПАРШИВАЯ ОВЦА И ВСЕ СТАДО


Представьте себе табун лошадей, мирно пасущихся на лугу. Вспугните лишь 5 % из них — и весь та-
бун бросится бежать. Или дайте людям оценить несколько музыкальных композиций, и они невольно последуют в выборе за первыми проголосовавшими. Всего несколько десятков провокаторов в огромной толпе могут превратить мирное собрание в уличную бойню, как это случилось в 2002 году в Москве, когда трансляция матча чемпионата мира по футболу между Россией и Японией на больших экранах в центре города закончилась массовыми погромами.

«Закон пяти процентов», упоминания о котором давно ходят по Интернету, казалось бы, убеждает нас: собравшись в большую группу, мы неизбежно становимся стадом, а не коллективом. Забываем свою личность, отключаем сознание и отдаемся древним инстинктам. На деле не все так однозначно — научного доказательства этого закона пока не существует и неизвестно, появится ли оно.

Read More

ХИЩНИК И ЖЕРТВЫ

Почему человек в толпе перестает рассуждать логически и поддается панике, как на Ходынском поле или в долине Мина? Как решается на немыслимые до этого поступки вроде вырванного кресла на футбольном стадионе или разбитого окна припаркованной машины?

Первым научные ответы на эти вопросы стал искать Гюстав Лебон, французский социолог XIX-XX веков, изучавший психологию революции. Толпа, по его мнению, это объединение людей с общими интересами и настроениями, но без конкретных целей — этакий неуправляемый хищник, коллективное сознание которого подавляет все индивидуальности. Именно отсюда, со дна человеческих инстинктов, Лебон выводил нелогичное, легковнушаемое, а подчас и аморальное поведение людей в толпе.

Но что тогда тянет человека на митинги, рок-концерты, демонстрации и народные гулянья? Элиас Канетти, австрийский философ, считал, что это природным инстинкт человека, своего рода возвращение к доисторическим временам: «Люди хотели, чтобы их было больше теперь, в данном конкретном месте, в этот самый момент. Многочисленность стад, на которых они охотились, и желание множить собственное число своеобразно переплетались в их душе».

Потребность собираться в группы, видимо, генетически заложена в человеке. Только так люди могли добывать себе пропитание, сохранять огонь и спасаться от хищников. Ведь известно, что последние, иногда вспугнув большую стаю жертв, даже отказываются от дальнейшего преследования, поскольку не могут выбрать, за кем погнаться из десятков и подчас сотен одновременно передвигающихся целей (или опасаются нападения жертв, теряющих страх от своей многочисленности). Возможно, подобный страх руководит и футбольными фанатами, собирающимися в группировки из опасения перед хищниками — полицейскими.

Read More

Спустя сорок с лишним лет


Утром 18 мая 1896 года (по старому стилю) на Ходын-ском поле собралось почти полмиллиона человек. Народ ждал обещанной раздачи подарков по случаю коронации Николая II: пива, сладостей, памятных кружек. В какой-то момент по толпе прошел слух, что заготовленных презентов на всех не хватит, и началась давка. Люди напирали на лавочников, раздававших подарки, а те в страхе за свою жизнь кидали кульки с продуктами прямо в толпу. В тот день на Ходынке погибло 1379 человек. Почти 2000 полицейских, собранных на поле для охраны порядка, ничего не смогли сделать с неуправляемой массой.

Спустя сорок с лишним лет на французском стадионе «Велодром» массовые волнения закончились благополучно. В1938 году после соревнований там возник небольшой пожар, и тысячи людей одновременно поспешили к единственному выходу. Началась паника, но среди зрителей оказались двое психологов, которые не растерялись и стали скандировать «Не-тол-кай! Не-тол-кай». Толпа подхватила речевку и, успокоенная ее ритмом, благополучно покинула стадион.

Казалось бы, страшные давки с сотнями человеческих жертв, подобные ходынской, в XXI ве-
ке невозможны, а все сложные ситуации с большим скоплением народа должны заканчиваться благополучно, как на «Велодроме». Но в 2015 году в давке в долине Мина близ Мекки во время мусульманского хаджа погибло 2145 человек: половина сразу, половина позже в больницах. Две толпы паломников, идущих в разных направлениях, столкнулись в одном месте: давка, 50-градусная жара, паника, трупы.

Read More