ПОКОЛЕНИЕ РАЗОЧАРОВАННЫХ

В 1980-е годы в Израиле произошел экономический кризис, который сильно ударил по кибуцам. Многим пришлось отказаться от прежних принципов и частично коммерциализироваться. Именно этот путь выбрал кибуц Эйн-Геди.

С одной стороны — безжизненные Иудейские горы, с другой — соленое Мертвое море, между ними, на месте прежней пустыни, — оазис: двухэтажные домики теряются среди молодых баобабов, «шагающих» бенгальских фикусов и других тропических растений. На полив этого сада идет вода из ручьев Давид и Аругот и минерального источника Эйн-Геди, в честь которого и названа коммуна.
70-летний пенсионер Мани Гал водит меня но угодьям, жалуясь на то, что их кибуц небогат:

— В молодости мы думали, что земли и воды будет достаточно для сельского хозяйства. Потребовалось 15 лет, чтобы понять: надо заниматься туризмом. Слишком поздно. Успели понаделать долгов.

Сегодня кроме сельскохозяйственных угодий и ботанического сада прибыль кибуцу приносит завод минеральных вод, заповедник с водопадами и развалинами древнего храма и спа-центр. К пляжам Мертвого моря курсируют автобусы.

— Когда ты живешь в бедности, — рассуждает Мани Гал, — разумно делить все поровну. Ведь делить особо нечего. Правило «каждому по потребностям» было выполнить легко, пока потребности были скромными. Но потом люди начали оглядываться на других и захотели жить лучше.

Чтобы повысить уровень жизни, кибуц влез в долги и начал выплачивать зарплату — всем одинаковую. В домах появились личные телевизоры, чайники, кофеварки. Но зарплаты были небольшие, приходилось выбирать, что приобрести. Люди стали сравнивать, кто сколько работает, кто сколько сдает денег в общую кассу. Принцип равенства дал трещину: в 2001 году зарплата стала дифференцированной, людям разрешили приватизировать дома.
Несмотря на все изменения, Эйн-Геди остается кибуцем: все решения принимаются на коллективном собрании, есть система общего хозяйства (все 210 членов — владельцы гостиницы, спа-центра и завода), кибуц поддерживает доход каждого члена выше прожиточного мтшмума. Именно последний пункт стал самым привлекательным для людей со стороны.

— Когда работников не хватало, мы пробовали решить вопрос через программу «Первый дом на родине», по которой Израиль финансирует возвращение репатриантов, дает им возможность жить и работать в кибуцах. Мы надеялись, что так найдем новых молодых членов, жадных до работы. Но стали прибывать совсем другие люди, — качает головой Мани, — те, кто хотел спрятаться от принятия решений, стремился не трудиться, а получать пособия.

Правда, пособие полагается только члену кибуца, стать которым может только гражданин Израиля не старше 35 лет, отслуживший в армии и не имеющий судимости или долгов. Кроме того, в зависимости от правил конкретного кибуца, общине надо либо выплатить порядка 60 тысяч шекелей (1 миллион рублей), либо переписать на нее собственность, либо просто отработать на хозяйство несколько лег. После испытательного срока на коллективном собрании голосуют за или против нового товарища.

— Отказывают редко, — говорит Мани, — все-таки нам очень не хватает рабочих рук. Мне кажется, мы пока так и не вышли из кризиса.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>