Помимо всего прочего, парк

Помимо всего прочего, парк — плодороднейший регион Африки — стал ареной внутренних распрей между самими конголезцами. В1925 году создание национального парка с соответствующим охранным статусом лишило население одной из самых бедных стран мира жизненно важных природных ресурсов. По сей день без малого четыре миллиона местных жителей не могут смириться с подобной несправедливостью. Вопреки запретам — а может, попросту не ведая о них, — многие рубят в парке деревья, чтобы получить древесный уголь, охотятся на дичь. Одни сбиваются в так называемые отряды самообороны маи-маи и, закрепившись на клочке джунглей, устраивают кровавые бойни. Другие подаются в политику и, ополчившись против парка, клянутся исправить злодеяния бельгийских колонизаторов, которые якобы обманом завладели драгоценной землей местных фермеров — особенно щедро подобные обещания раздаются накануне выборов.

ВСЕ ЗДЕСЬ ДЫШИТ ЗЛОСТЬЮ И ГНЕВОМ, И ЭТО БОЛЬШАЯ БЕДА. Судьба Вирунги висит на волоске. «Нужно посмотреть правде в глаза: мы пропадем, если не соберем необходимые средства, — говорит директор парка Эммануэль де Мерод, замечая, что, если бы земля досталась фермерам, она приносила бы им около миллиарда долларов в год. — Если не найдем такую сумму, парку конец».

Из-за вечной нестабильности в регионе для посещения официально открыта лишь одна десятая парка — на деле же и от этой территории только половина пригодна для туризма. Почетных жителей Вирунги — около трех сотен горных горилл, уже привыкших к людям, -охраняет конвой из восьми десятков человек, как подобает президентам или папе римскому. Вирунга принадлежит государству, но правительство в Киншасе вносит всего пять процентов ежегодного операционного бюджета в восемь миллионов долларов. Основная часть средств поступает из Европейского союза, от правительства США и международных некоммерческих организаций. В 2012 году неподалеку от места обитания горилл открылся первоклассный отель «Микено Лодж», а в 2015-м на острове Чегера на берегу озера К иву раскинулся большой палаточный лагерь. Но увы, туристов теперь куда меньше, чем в довоенные времена.
В 2012-м и 2013 годах отель вообще пустовал, ибо тогда в Вирунге случилось новое кровопролитие — мятеж «Движения 23 марта» (М23).

И все же последние годы стали для парка началом эпохи возрождения. Запустилось несколько проектов, и один из них — дорожные работы на Букиму. Пусть соседи видят: уважай Вирунгу и будешь вознагражден. Самым масштабным стал проект в сфере гидроэнергетики с бюджетом в 166 миллионов долларов: энергию рек на территории парка де Мерод задумал обратить на службу человеку. К 2020 году он планирует электрифицировать четверть всех домов в округе, создав при этом от 60 до 100 тысяч рабочих мест. Де Мерод надеется, что в Вирунге воцарится мир — тогда появятся туристы, а вместе с ними и прибыль д/ш местных жителей. Замкнутый круг разорвется, и на востоке Конго наконец-то начнется новая жизнь.

Уже — мало-помалу — возрождается природа. Если только в 2007 году от рук дельцов угольной мафии погибли семь горных горилл, то сейчас их популяция пошла в рост. В заповеднике центрального сектора, Лулимби, расплодились бегемоты. Из тихой гавани Уганды прямиком через реку Ишаша возвращаются слоны. Инспекторы сурово карают браконьеров. Пусть незаконные торговцы слоновой костью и мясом диких животных знают: эпоха вседозволенности осталась в прошлом.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>