Правда, многие переходят


Для вулканолога ничего интереснее извергающегося вулкана нет: в Институте вулканологии и сейсмологии РАН есть группа реагирования, которая сразу же выезжает к месту извержения. Некоторые извержения длятся месяцами, и тоща вулканологи работают вахтовым методом.

Правда, многие переходят из вахты в вахту—уж слишком затягивает наблюдение за «работающим» вулканом. Среди коллег Сергея Самойленко много потомственных вулканологов, да и сам он еще мальчишкой ездил с отцом в экспедиции на Камчатку. Поэтому трудно сказать, чем он больше руководствовался при выборе профессии — романтикой или тягой к исследованиям.

Самойленко вспоминает, как в 2010 году вулкан Кизимен, «спавший» до этого 80 лет, стал извергать раскаленную лаву раз в несколько минут, а не раз в несколько дней или
недель, как это происходит обычно. Это был самый большой лавовый поток — его толщина доходила до 260 метров.

А в 2012-м проснулся Плоский Толбачик, который извергался девять месяцев, привлекая туристов и фотографов. Зимой к месту извержения приезжали только экст-ремалы, но потом к вулкану уже можно было подъехать и на автомобиле. Самойленко объясняет, что такие извержения относятся к гавайскому типу, самому зрелищному — с большим количеством извергающейся лавы. Поэтому и туристов было так много. К счастью, серьезных несчастных случаев тогда не произошло — если кто из туристов и получил вывихи и ушибы, то от падения на камни. Вулканологи же за пятьдесят лет существования института при извержениях не пострадали ни разу.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>