Тотальный контроль


Узбекские сезонные рабочие, эти кочевники поневоле, смиренно ждут. Особого выбора у них нет — найти работу на родине все труднее. По данным Всемирного банка, уровень безработицы в Узбекистане достигает 30 процентов. В России же платят хорошо — отработав один сезон каменщиком на стройке, узбек может сыграть свадьбу. Или построить дом. Или купить отару овец. Или, в конце концов, подарить маме на юбилей золотую вставную челюсть — символ красоты и достатка.

Тотальный контроль (а точнее, его видимость) действует и внутри Узбекистана. Иностранцы, передвигающиеся на своих машинах, обязаны регистрироваться на блокпостах каждые 50-100 километров. Милиционеры приглашают вас в крохотную будку, записывают имя, фамилию, номер и марку машины, количество пассажиров. Компьютеры у них тоже есть, но используются они по большей части для игр. На деле «регистрация» сводится к стандартным вопросам: «Как сам?»,«Путь куда?», «Машина много бензина жрет?». Могут еще поинтересоваться возрастом водителя и спросить, сколько у него детей. Узбеки, желая побыстрее преодолеть бюрократические препоны, спешат поприветствовать служителей порядка обогащенным купюрой рукопожатием.

Дальше поток мигрантов движется по центральному шоссе, растекаясь постепенно влево и вправо по городкам и кишлакам. Проходящая через Хиву и Бухару дорога — знаменитый Великий шелковый путь. Когда-то именно по нему с востока на запад шли караваны с шелком. Теперь это «Великий денежный путь» с запада на восток.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>