UERL

В течение двух лет после этого UERL открыла три ветки метро глубокого заложения, примерно соответствующие
сегодняшним коричневой, синей и черной линиям, так что уже 110 лет назад набор центральных станций не сильно отличался от нынешнего. Принципиальное отличие было в другом: лондонское метро и транспортная система в целом в тот момент были частным предприятием. Точнее, совокупностью нескольких частных предприятий: конкуренцию UERL составляли среди прочих компания Metropolitan, хозяйка той самой первой линии 1863 года, и Central London Railway, владевшая сегодняшней красной линией.

Как и многие линии метро первой волны, линии Йеркиса не приносили своим инвесторам достаточного дохода, и вскоре после его смерти американские управляющие решили улучшить положение и сделали руководителем своей лондонской авантюры человека по имени Альберт Стэнли. Стэнли прибыл в Лондон в 1907-м. К тому моменту в UERL уже год работал переехавший из Йорка в Лондон Фрэнк Пик. Этому союзу было суждено просуществовать почти треть века и сделать лондонский транспорт знаменитым на весь мир символом величайшего города на Земле. Таланты бизнесмена Стэнли дополнялись удивительными способностями Пика, которому удавалось творчески разрешать конфликты между коммерцией и искусством, точнее, убеждать всех в том, что эти конфликты надуманны. В этом ему помогал большой архитектор Чарльз Холден, он присоединился к Пику и Стэнли спустя без малого 20 лет. Конечно, из XXI века лучше видны достижения организатора и художника, а бизнесмен остается в тени, но забывать о нем нельзя. Это была команда единомышленников.

Впрочем, тогда никто из них не подозревал о великом будущем. Перед Пиком и Стэнли стояла куда более прозаическая задача: сделать так, чтобы лондонцы получали как можно больше удовольствия от использования метро и, как следствие, как можно чаще на нем ездили, принося UERL жизненно необходимую выручку. Сегодня мы бы сказали, что в первые годы своей работы в Лондоне Фрэнк Пик занимался коммуникациями и продвижением. В его распоряжении не было большого бюджета, поэтому он экспериментировал с простыми, но принципиально важными вещами. Пик начал с фундаментальной проблемы: большинство пассажиров с трудом отличали одну станцию от другой, поскольку вывески были расположены только на концах платформ и часто
тонули в море рекламных и информационных плакатов. С 1908-го названия станций стали писать на синем прямоугольнике, который располагался поверх красного диска. Эта конструкция размещалась на каждой платформе несколько раз, с равными интервалами, так что не заметить ее было сложно.

Следующими в очереди были рекламные и информационные плакаты. Многие из них создавала сама UERL, и традиционно на них было очень много слов и цифр разного размера, написанных разными шрифтами, так что с первого взгляда было трудно понять, что, собственно, плакат сообщает. После вмешательства Пика соотношение картинки и текста стало другим: теперь плакаты были похожи не на газетные передовицы, а на иллюстрации к букварю. Художники работали по неписаному принципу «Один плакат — одна картинка, одна подпись». Пик с удовольствием привлекал к работе десятки самых разных художников, в том числе женщин, что по тем временам было удивительно. Сегодня многие из созданных при Пике плакатов находятся в музейных коллекциях, и главная ценность их не только в искусстве исполнения. Они наглядный пример реализации пришедшей в голову Пику — вероятно, одному из первых в мире — идеи, что выдающийся дизайн может решить чисто коммерческие задачи его компании. Эта несложная мысль стала своеобразным девизом самого Фрэнка Пика и лондонского транспорта в лучшие его годы.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>