Воды на севере очень много.


Но ни реки, ни озера, ни проливы не могут остановить мигрирующее стадо. Северные олени великолепно плавают. Их широкие расклешенные копыта работают как ласты, а наполненные воздухом волоски шерсти — как компенсаторы плавучести. Олени успешно форсируют не только великие реки вроде Енисея, но даже многокилометровые морские проливы. Больше никто из оленьих так не умеет. Но по иронии именно в этот момент триумфа адаптированности северные олени наиболее уязвимы для охотников. Догнать на лодке плывущего оленя гораздо проще, чем преследовать его на суше. Кстати, и в кенийской реке Мару многие крокодилы обильно питаются всего раз в году, когда Мару форсирует миллионное стадо мигрирующих гну.
САМЫЕ ВСЕЯДНЫЕ

Летом олени едят травянистую растительность. Дикие выбирают любимое: пушицу, бобовые, щавель, хвощи, осоку, кустарниковую иву. Ограниченные в свободных перемещениях домашние не так разборчивы и едят все, что растет под ногами. Зимой в основном переходят на древесные лишайники и ягель. Его еще называют олений мох, хотя никакой это не мох, а красивый кружевной бело-зеленый (симбиоз гриба и водоросли) лишайник рода кладония. Олени чуют его на почти метровой глубине и откапывают своими лопатообразными копытами, порой зарываясь в снег по самую спину.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>